«Мухтасар аль-‘Улювв» шейха аль-Албани. Высказывания имамов мусульман из поколения, следующего за поколением упомянутых выше

Высказывания имамов мусульман из поколения, следующего за поколением упомянутых выше

 

 

 

18 – Джарир ад-Дабби, мухаддис Рея[1] (117-188 г.х.).

 

 

149 – Яхья ибн аль-Мугира рассказывал:

«Я слышал, как Джарир ибн ‘Абду-ль-Хамид говорил: “Вначале слова джахмитов подобны мёду, но в конце выясняется, что это яд. Всё, что они пытаются сказать, это то, что над небом нету Бога!”»[2]

Ранее подобное сообщение приводилось со слов Хаммада ибн Зайда.

 

19 – ‘Абдуллах ибн аль-Мубарак, шейх-уль-Ислам (118-181 гг.х.)

 

 

150 – Достоверно установлено, что ‘Али ибн аль-Хасан ибн Шакык говорил: «Однажды я спросил ‘Абдуллаха ибн аль-Мубарака: “Каким мы знаем нашего Всемогущего и Великого Господа?” – на что он ответил: “Пребывающим над седьмым небом, над Своим Троном.[3] И мы не говорим подобно джахмитам, что Он здесь на земле”».[4]

Когда об этом рассказали Ахмаду ибн Ханбалю, он сказал: «То же самое исповедуем и мы».

В другой передаче сообщается: «Однажды я спросил Ибн аль-Мубарака: “Каким нам следует знать нашего Всемогущего и Великого Господа?” – на что он ответил: “Пребывающим поверх седьмого неба над Своим Троном. И мы не говорим подобно джахмитам, что Он здесь на земле”».

 

151 – Сказал Афлях ибн Мухаммад: «Однажды я сказал ибн аль-Мубараку:

«Мне не нравится описывать”, имея ввиду описание Всемогущего и Великого Господа, – на что он сказал: “А я не люблю это больше кого-либо иного из людей, однако если Писание Аллаха говорит о чём то, то и мы говорим это, и если что-то передаётся в преданиях (асар), то и мы решаемся на это».[5]

 

152 – ‘Абдуллах ибн Ахмад передаёт в «ар-Радду ‘аля аль-джахмия» (стр.7) сообщение с иснадом о том, что однажды некий мужчина сказал Ибн аль-Мубараку:

«О, Абу ‘Абду-р-Рахман! Я боюсь Аллаха из-за того, что долго придерживался взглядов джахмитов». Ибн аль-Мубарак сказал: «Не бойся! (Ты же не утверждаешь подобно им), что Твой Бог, который на небе, не является “чем-то сущим”».[6]

 

20 – Аль-Фудайль ибн ‘Ияд, шейх священных земель аль-Харама (умер в 187 г.х.).

 

 

153 – Ибн Абу Хатим сказал:

– Рассказал нам Мухаммад ибн аль-Фадль ибн Муса, а ему – Мухаммад аль-Марвази, сказавший: «Я слышал, как аль-Харис ибн ‘Умайр, находясь вместе с Фудайлем ибн ‘Иядом, говорил: “Кто утверждает, что Коран – это что-то появившееся после небытия, тот – неверный. А тот, кто утверждает, что он не от знания Аллаха, тот – зиндик» — на что Фудайль сказал: “Ты прав”».[7]

 

21 – Хушайм ибн Башир, выдающийся учёный Багдада (умер в 183 г.х.).

 

 

154 – Абу Хатим ар-Рази сказал:

– Мухаммад ибн Яхья ибн Абу Самина рассказал нам следующее:

– Однажды к Хушайму пришёл некий мужчина и сказал: «У нас есть имам, который говорит, что Коран сотворён» — на что Хушайм сказал ему: «Прочитай ему конец суры “аль-Хашр”[8], и если он будет утверждать, что он сотворён, и ты сможешь отрубить ему голову, то сделай это. То же самое говорил Ахмад ибн Юнус, слышавший, как Ибн аль-Мубарак сказал: «Кто говорит, что аят “Поистине, Я – Аллах, нет божества кроме Меня, поклоняйся же Мне” сотворён, тот неверный».[9]

 

22 – Нух аль-Джами’, факых Хорасана (умер в 173 г.х.)

 

 

155 – Хафиз Ахмад ибн Са’ид ад-Дарими рассказывал:

– Я слышал, как мой отец говорил:

«Я слышал, как некий мужчина спросил у Абу ‘Исмы Нуха ибн Абу Марьям, да смилуется над ним Аллах, о том находится ли Всемогущий и Великий Аллах, на небе. Тот рассказал ему хадис Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, о том, как он спросил рабыню: “Где Аллах?” и, когда она ответила: “На небе”, сказал: “Отпусти её, поистине, она верующая”. После этого Нух сказал: “За то, что она знала, что Всемогущий и Великий Аллах на небе пророк, да благословит его Аллах и приветствует, назвал её верующей”».

‘Абдуллах, сын Ахмада ибн Ханбаля, приводит это сообщение в книге «ас-Сунна» со слов Ахмада.[10]

 

23 — ‘Аббад ибн аль-‘Аввам, мухаддис Васита[11] (умер в 185 г.х.)

 

 

156 –‘Аббад ибн аль-‘Аввам сказал:

«Я разговаривал с Бишром аль-Мариси и его последователями и увидел, что их слова, в конце концов, сводятся к тому, что над небесами ничего нет. И поэтому я считаю, что нельзя заключать с ними браки и наследовать как им, так и от них».[12]

 

24 — Къадый Абу Юсуф, да смилуется над ним Аллах (умер в 182 г.х.).

 

 

157 – Достоверно передаётся, что Абу Юсуф говорил:

«Кто станет изучать религию посредством каляма – станет зиндикъом, кто станет искать богатства с помощью алхимии – разорится, а кто станет следовать за редкими хадисами – солжёт».[13]

 

158 – Башшар ибн Муса аль-Хаффаф рассказывал:

«Однажды к къадыю Абу Юсуфу пришёл Бишр ибн аль-Валид аль-Кинди и сказал: “Ты запретил мне заниматься калямом, а Бишр аль-Мариси и ‘Али аль-Ахваль занимаются им!” Абу Юсуф спросил: “И что же они говорят?” Бишр ответил: “Они говорят, что Аллах везде!” Тогда Абу Юсуф сказал: “Мне надлежит заняться ими!” – после чего люди отправились за ними. Бишр аль-Мариси смог убежать, и к Абу Юсуфу привели лишь ‘Али аль-Ахваля и ещё одного старика. Абу Юсуф взглянул на этого старика и сказал: “Если бы не нормы приличия, которые следует блюсти в отношении тебя, то я подверг бы тебя телесному наказанию” – после чего приказал заключить его под стражу. Что же касается аль-Ахваля, то его высекли и провезли среди людей на всеобщее обозрение».[14]

 

159 – ‘Али ибн Хасан аль-Кура’и сказал:

«Абу Юсуф рассказывал: “Я дискутировал с Абу Ханифой на протяжении шести месяцев, и мы сошлись во мнении о том, что тот, кто говорит, что Коран сотворён – является неверным”».[15]

 

160 – Башшар аль-Хаффаф рассказывал:

«Я слышал, как Абу Юсуф сказал: “С тем, кто скажет, что Коран сотворен, обязательно разорвать все отношения”».[16]

 

25 – ‘Абдуллах ибн Идрис, один из величайших учёных. (умер в 192 г.х.)

 

 

161 – Абу Хатим ар-Рази сказал:

– Аль-Хасан ас-Саббах рассказал нам следующее:

«Однажды Ибн Идрису задали вопрос, сказав: “У нас есть люди, которые говорят, что Коран сотворён”. Он спросил: “Они из христиан?” Ему ответили: “Нет”. Он спросил: “Из иудеев?” Ему ответили: “Нет”. Он спросил: “Из огнепоклонников?” Ему ответили: “Нет”. Он спросил: “А кто они?” Ему ответили: “Они из мусульман” – на что он сказал: “Они не мусульмане”. Затем прочёл аят: “Во имя Аллаха Милостивого Милосердного” и сказал: “Аллах – не сотворён, Милостивый – не сотворён, Милосердный – не сотворён, а они – зиндикъи».[17]

 

162 – То же самое передаётся с другим иснадом от великого имама Ибн Идриса аль-Авди, которому не было равных в его время.[18]

 

26 – Мухаммад ибн аль-Хасан, факых Ирака (131-189 гг.х.).

 

 

163 – Ахмад ибн аль-Касим ибн ‘Атыйя рассказывал:

– Я слышал, как Абу Сулейман аль-Джузаджани сказал: «Я слышал, как Мухаммад ибн аль-Хасан говорил: “Клянусь Аллахом, я не буду совершать молитву за тем, кто говорит, что Коран сотворён. И кто бы (из тех, кто совершал молитву за таким человеком) не спрашивал у меня об этом, всем я давал фетву о необходимости совершить эту молитву заново”».[19]

 

164 –‘ Амр ибн Вахб сказал:

«Я слышал, как однажды Шаддад ибн Хаким упоминал, что Мухаммад ибн аль-Хасан, говоря о хадисе: “Поистине, Аллах спускается на нижнее небо…” и подобных ему хадисах, сказал: “Эти хадисы передали те, кто заслуживает доверия, потому то мы приводим их, верим в них и никак их не растолковываем”».[20]

 

165 – Абу аль-Касим Хибатуллах аль-Лялякаи, а также шейх Муваффакъуддин аль-Макъдиси и другие ученые передали с иснадом от ‘Абдуллаха ибн Абу Ханифы ад-Дабуси следующее:

«Я слышал, как Мухаммад ибн аль-Хасан сказал: “Все знатоки религии от востока до запада сошлись на том, что во все, что сообщается в Коране и достоверных хадисах посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, о качествах Всемогущего и Великого Господа обязательно верить без толкования[21], описания и уподобления. Тот же, кто станет растолковывать хоть что-то из этого, тот отступится от того на чем был пророк, да благословит его Аллах и приветствует, и отколется от общины мусульман, которые не отрицали и не растолковывали, а верили в то, что сообщается в Коране и Сунне, и умолкали на этом. Тот, кто говорит подобное словам Джахма, тот откалывается от общины мусульман, потому что он описывает Аллаха так, что выходит, что Его не существует”».[22]

 

27 – Букайр ибн Джа’фар ас-Сулями, один из выдающихся учёных Джурджана[23].

 

 

166 – Абу Ахмад ибн ‘Ади сказал:

«Я надеюсь, что в этом иснаде нет проблем…», а затем передал с иснадом от Ибрахима ибн Мусы следующее: «Однажды, когда я был у Букайра ибн Джа’фара, к нему пришёл некий мужчина и спросил: “Аллах на Своём Троне! А как это (Он на нём)?” – на что Букайр сказал (присутствующим): “Выволоките его отсюда за ноги” – и его выволокли».[24]

 

28 – Бишр [ибн] ‘Умар аз-Захрани, знаток хадисов (умер в 207 г.х.).

 

 

167 – ‘Абдуллах ибн Ширавайх рассказывал:

– Я слышал, как Исхакъ ибн Рахавайх сказал:

– Сообщил нам Бишр ибн ‘Умар: «Я слышал, как многие толкователи Корана, говорили, что слова “Милостивый вознёсся над Троном” означают – поднялся над Троном».[25]

 

29 – Яхья аль-Къаттан, предводитель знатоков хадисов (120-198 гг.х.).

 

 

168 – Абу Хатим ар-Рази сказал:

– ‘Аббас аль-‘Анбари рассказал мне, что слышал, как Абу аль-Валид ат-Таялиси говорил:

– Однажды Яхья ибн Са’ид сказал: «Как же могут они о словах: “Скажи: Он – Аллах Один”, говорить, что они сотворены?»[26]

 

30 – Мансур ибн ‘Аммар, выдающийся проповедник своего времени.

 

 

169 – Со слов Сальмавайха ибн ‘Асыма, судьи города Хаджр[27], передаются следующее:

– Однажды Бишр аль-Мариси написал Мансуру ибн ‘Аммару письмо, в котором спрашивал его о словах Аллаха: «Милостивый вознёсся (истава) над Троном»: как Он вознёсся? Мансур ответил ему: «Вознесение Аллаха – необъятно, отвечать на это – излишний труд. Твой вопрос об этом – нововведение, а вера во все это – обязательна. Аллах Всевышний сказал: “Те, чьи сердца уклоняются в сторону, следуют за иносказательными аятами, желая посеять смуту и добиться толкования”».[28]

Мансур был столь искусным в деле наставления людей и пробуждения сердец, что его даже приводили в пример другим.

 

31 – Абу Ну’айм аль-Бальхи.

 

 

170 – Яхья ибн Айюб рассказывал:

– Абу Ну’айм аль-Бальхи, заставший Джахма при жизни, рассказал нам следующее:

– Был у Джахма товарищ, которого он высоко чтил и особо выделял среди остальных. Но вдруг, однажды, этот человек начал во всеуслышание предостерегать людей от Джахма и порочить его. Тогда я сказал ему: «Но ведь он же уважал тебя» — на что он ответил: «Поистине он совершил непростительное. Однажды он читал суру “Та ха”, держа Коран у себя на коленях, и дойдя до аята “Милостивый вознёсся (истава) на Трон”, сказал: “Если бы я нашёл способ, как стереть этот аят из Корана, то непременно сделал бы это!” – и это я ещё стерпел от него. В другой раз, прочтя один аят, он сказал: “Как же искусно и красиво выразился Мухаммад, произнеся это!” В другой раз, держа Коран у себя на коленях, он читал суру “Та син мим” («Рассказы), и когда дошёл до места, где упоминается Муса, отбросил Коран руками и ногами, воскликнув: “Да что же это такое?! Начинает говорить о нем здесь, но не доводит повествование до конца […начинает и не заканчивает]”».[29]

Передатчика Абу Ну’айм звали Шуджа’ ибн Абу Наср аль-Мукри – он был одним из великих последователей ‘Амра ибн аль-’Аля. Это сообщение приводит ‘Абдуллах ибн Ахмад ас-Сагани от Яхьи ибн Аюба.[30]

 

32 – Абу Му’аз аль-Балхи, факых.

 

 

171 – Ибн Абу Хатим сказал:

– Рассказал нам Закъария ибн Давуд ибн Бакр следующее:

– Я слышал, как Абу Къудама ас-Сарахси говорил:

– Будучи в Фергане я слышал, как Абу Му’аз Халид ибн Сулейман сказал: «Джахм перебрался в Термез. Он был красноречив, однако не было у него знаний, и не присутствовал он в собраниях обладателей знания. Однажды он вступил в беседу с суманитами (философская секта), и они спросили его: “Опиши нам своего Всемогущего и Великого Господа, которому ты поклоняешься”. После чего Джахм ушёл к себе домой и не выходил оттуда. Затем, спустя много дней, он вышел к ним и сказал: “Он (Аллах) – это этот воздух со всем сущим! Он во всём, и нет ничего, где бы Он не находился!” – на что Абу Му’аз сказал: “Солгал враг Аллаха, ведь Аллах, да возвеличится Его величие, на Троне, как Он Сам описал Себя”».[31]

Однажды он молился с людьми о ниспослании дождя, после чего пошёл дождь и аль-Ляйс подарил ему наложницу и тысячу динаров.[32]

 

33 – Суфьян ибн ‘Уяйна, один из выдающихся учёных (107-198 гг.х.).

 

 

172 – Ибн Абу Хатим сказал:

– Рассказал нам Мухаммад ибн аль-Фадль ибн Муса, а ему Мухаммад ибн Мансур аль-Макки аль-Джавваз следующее: «Я видел, как некий мужчина спросил Суфьяна ибн ‘Уяйну: “О, Абу Мухаммад! Что ты говоришь о Коране?” – на что тот ответил: “Это – речь Аллаха, от Него он изошёл и к Нему же вернётся”».[33]

 

173 – Абу Бакр аль-Халляль сказал:

– Поведал нам Харб аль-Кирмани, а ему Исхакъ ибн Рахавайх от Суфьяна, а тот от ‘Амра ибн Динара, сказавшего следующее: «За семьдесят лет я застал многих людей, и сподвижников посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, и тех, кто ими не являлся, и все они говорили: “Аллах – Творец, а все остальное сотворено, за исключением Корана, ибо он – речь Аллаха, от Него изошёл и к Нему же вернётся”».

Данное сообщение от Ибн ‘Уяйны относится к категории «мутаватир».[34]

 

174 – Абу Бакр ас-Сагани сказал:

– Рассказал нам Лювайн следующее: «Однажды Ибн ‘Уяйну спросили: “Что ты скажешь по поводу этих хадисов, которые передаются о лицезрении Аллаха?” Он сказал: “Это истина, которую мы слышали от тех, которым мы доверяем и кем довольны”».

 

175 – Ахмад ибн Ибрахим ад-Давраки сказал:

– Ахмад ибн Наср рассказал мне следующее:

– Однажды я находился в доме Суфьяна ибн ‘Уяйны поздно ночью и задавал ему свои вопросы, будучи столь напорист в этом, что он даже попросил меня дать ему передохнуть. Я спросил его тогда: «Как быть с хадисом ‘Абдуллаха от Пророка, да благословит его Аллах и приветствует: “Аллах понесёт небеса на одном пальце, а земли на другом”[35], а также хадисом: “Поистине, Аллах дивится (или улыбается) тому, кто поминает Его на рынках”[36] и хадисом: “Сердца рабов между двумя пальцами Милостивейшего”[37]?» Суфьян сказал: «Мы признаем их так, как есть, и рассказываем их (людям), не задавая вопрос “как?”»[38]

 

34 – Абу Бакр ибн ‘Аййаш (умер в 194 г.х.).

 

 

176 – Хафиз Абу Хатим ар-Рази сказал:

– Я слышал, как ‘Али ибн Салих аль-Анмати говорил: «Я слышал, как Абу Бакр ибн ‘Аййаш сказал: «Коран – это Речь Аллаха, которую он произнёс Джибрилю, а Джибриль произнёс её Мухаммаду, да благословит его Аллах и приветствует. От Аллаха он изошёл и к Нему же вернётся».[39]

 

177 – Имам Абу Давуд сказал:

– Хамза ибн Са’ид аль-Марвази рассказал нам следующее: «Я спрашивал (об этой теме) Абу Бакра ибн ‘Аййаша и он сказал: “Кто считает, что Коран сотворён, тот для нас неверный – зиндикъ”».[40]

 

178 – Яхья аль-Химмани сказал:

«Абу Бакр ибн ‘Аййаш рассказал мне следующее: “Однажды ночью я пошёл к источнику Замзам и зачерпнул из него ведро молока с мёдом”».

 

179 – Абу Хашим ар-Рифа’и сказал:

«Я слышал, как Абу Бакр говорил: “Все творения представляют собой четыре вида: подлежащие оправданию, подлежащие испытанию, подневольные и изгнанные. Подлежащие оправданию – это животные; подлежащие испытанию – это род человеческий; подневольные – это ангелы, а изгнанный – это Иблис”».

 

35 – ‘Али ибн ‘Асым, выдающийся мухаддис Васита (108-201 гг.х.).

 

 

180 – Сын ‘Али ибн ’Асыма Яхья сказал: «Однажды, когда я находился у своего отца к нему пришёл аль-Мариси и попросил разрешения войти. Я же сказал: «Отец! Неужели даже такие люди приходят к тебе?» Он спросил: «А что с ним не так?» Я сказал: «Он говорит, что Коран сотворён, утверждает, что Аллах вместе с ним на земле…» — и я упомянул ещё некоторые его слова. И я не видел, чтобы нечто было бы столь неприятно моему отцу, как утверждения о том, что Аллах вместе с ним на земле и, что Коран сотворён».

 

181 –‘Али ибн ’Асым рассказывал:

«Однажды я отправился в путешествие (за знаниями), и мой отец дал мне в дорогу сто тысяч дирхамов. Когда же я вернулся из своего путешествия, то привёз с собой сто тысяч записанных хадисов».

 

‘Али ибн ‘Асым был «океаном знаний», он прожил девяносто четыре года, однако с точки зрения передачи хадисов в нём присутствовала небольшая слабость.

 

36 – Язид ибн Харун, шейх-уль-Ислам (умер в 206г.х.).

 

 

182 – Шазз ибн Яхья сказал:

«Я слышал, как однажды Язида ибн Харуна спросили: «Кто такие джахмиты?» — на что он ответил: «Тот, кто полагает, что «Милостивый вознёсся (истава) на Трон», но противоположно тому смыслу, который прочно покоится в сердцах всех людей, тот и есть джахмит».[41]

Говоря о «всех людях», Язид ибн Харун имел в виду большинство мусульманской общины и обладателей знания. А под смыслом данного аята, который прочно осел в их сердцах, имеется в виду тот смысл, на который и указывает его прямая речь, наряду с убеждённостью в том, что Вознёсшийся не имеет Себе никакого подобия. Это и есть то, что прочно покоится в неискажённом естестве всех людей и их здравых рассудках. А если бы, помимо этого, существовал какой-то иной смысл, то они бы обязательно озвучили его и не оставили бы его без внимания. И ещё, если бы кто-то из них истолковал вознесение Аллаха (вопреки его прямому смыслу), то люди бы приложили максимум усилий, чтобы передать это от них, а если бы подобное передавалось, то непременно бы стало широко известным. И хоть среди невежественных тупиц и встречались те, кто под «вознесением» (истава) понимали нечто подразумевающее несовершенство Аллаха или проведение аналогии зримого с сокрытым и творения с Творцом, то это случалось крайне редко, а тем, кто высказывал подобные воззрения, воспрещали это и обучали их (верному пониманию). И не думается мне, что кому-то из людей подобное могло запасть в душу. Аллаху же ведомо лучше.

 

37 – Са’ид ибн ‘Амир ад-Дуба’и, учёный Басры (122-208 гг.х.).

 

 

183 –‘Абду-р-Рахман ибн Абу Хатим сказал:

«Рассказал нам мой отец следующее: «Мне рассказывали, что, говоря о джахмитах, Са’ид ибн ‘Амир ад-Дуба’и сказал: «В своих убеждениях они хуже иудеев и христиан, ведь иудеи, христиане и приверженцы остальных религий едины с мусульманами в том, что Всемогущий и Великий Аллах на Троне, а джахмиты говорят: «Нет. Он вообще ни на чем!»

 

38 – Ваки’ ибн аль-Джаррах, учёный Куфы (127-197).

 

 

184 – Ахмад ибн Ханбаль, да будет доволен им Аллах, сказал:

«Однажды, когда Ваки’ рассказывал нам от Исраиля хадис: «Когда Всемогущий и Великий Господь воссел на Престол (аль-Курси)…» один из присутствующих у Ваки’а мужчин вздрогнул. Тогда Ваки’ разозлился и сказал: «Мы застали аль-А’маша и ас-Саури, рассказывавшими эти хадисы, и они не отвергали их».

Данное сообщение приводится у Абу Хатима от Ахмада.

 

185 – Яхья ибн Яхья ат-Тамими сказал:

«Я слышал, как Ваки’ говорил: «Тот, кто сомневается в том, что Коран – это слово Аллаха, (т.е. в том, что он не сотворён), тот – неверный. И тот, кто не свидетельствует, что Коран ниспослан, а не сотворён, тот – неверный по единогласному мнению (аль-иджма)».[42]

 

186 – Ахмад ад-Давраки сказал:

«Я слышал, как Ваки’ говорил: «Мы передаём эти хадисы так, как есть, и не говорим: «Как это…?» или «Почему это так…?», имея в виду хадисы типа: «Он понесёт небеса одним пальцем…» или «Сердце потомка Адама между двумя пальцами Милостивого…».[43]

 

39 – ‘Абду-р-Рахман ибн Махди, выдающийся имам (125-198 гг.х.).

 

 

187 – Далеко не один передатчик сообщает, что ‘Абду-р-Рахман ибн Махди, (которого ‘Али аль-Мадини охарактеризовал как знатока уммы, сказав: «Если бы меня привели к публичной клятве между углом Каабы и местом моления Ибрахима, то я бы обязательно поклялся, что не видел никого более знающего, чем ибн Махди»), говорил следующее: «Джахмиты отрицают то, что Аллах мог разговаривать с Мусой и то, что Он может быть на Троне. Я считаю, что от них надо требовать покаяния в суде, а если они не будут каяться, то отрубать им головы».[44]

 

40 – Вахб ибн Джарир, один из имамов Басры (умер в 206 г.х.)

 

 

188 – Сказал Мухаммад ибн Хаммад:

«Я слышал, как Вахб ибн Джарир говорил: «Я предостерегаю вас от воззрений Джахма, ибо его последователи (своими словами) пытаются сказать, что над небесами ничего нет. Это не что иное, как от наваждения Иблиса, это не что иное, как неверие».[45]

 

41 – Аль-Асма’и, выдающийся учёный своего времени.

 

 

189 – Дошло до нас, что аль-Асма’и говорил:

«Однажды, когда сюда прибыла жена Джахма, некий мужчина сказал в её присутствии: «Аллах на Своём Троне…» — на что она сказала: «На том, что имеет границы (трон), бывает тот, кто тоже имеет границы». Аль-Асма’и сказал: «Сказав это, она стала неверной».

 

42 – Аль-Халиль ибн Ахмад, имам арабского языка (умер после 160 г.х.).

 

 

190 – Мухаммад ибн аль-Хусейн сказал:

«Сообщил нам аль-Му’афа ибн Закъарийя, а ему Мухаммад ибн Абу аль-Азхар, а ему аз-Зубайр ибн Баккар, а ему ан-Надр ибн Шумайл, а ему аль-Халиль ибн Ахмад, сказавший: «Однажды я пришёл к Абу Раби’е аль-А’раби (наиболее знающему из всех, кого я когда-либо видел), а он в это время находился у себя на террасе. Увидев его, мы помахали ему, в знак приветствия, а он сказал нам: «Иставу». Мы не поняли, что он сказал, и один старик, находившийся тогда у него, сказал нам: «Он говорит вам: «Поднимайтесь». (Рассказав об этом), аль-Халиль сказал: «Это выражение взято из слов Всевышнего: «Затем Он вознёсся (истава) над небесам, а они были дымом».

 

43 – Аль-Фарра, имам арабского языка (умер в 207 г.х.).

 

 

191 – Мухаммад ибн аль-Джахм сказал:

«Яхья ибн Зияд аль-Фарра рассказал нам, что, говоря об аяте «…Затем Он вознёсся (истава) над небесами…», Ибн ‘Аббас сказал: «…т.е. – поднялся». (Далее аль-Фарра сказал): «И это так же, как если бы ты сказал о человеке: «Он сидел, затем возвысился (истава), в положении стоя» или «Он стоял, затем возвысился (истава), в положении сидя» — все это допустимо в арабском языке[46]».[47]

Данное сообщение приводится у аль-Байхакы в «Китабу ас-Сыфат» (стр. 412-413).

 

44 – Аль-Хурайби, один из имамов последователей преданий (126-213).

 

 

192 – ‘Али ибн Раби’ аль-Баззар сказал:

«Однажды я пришёл к Бишру ибн аль-Харису и спросил его: «О, Абу Наср! Слышал ли ты что-либо по вопросу сотворённости Корана?» — и он ответил: «Как то я спросил ‘Абдуллаха ибн Дауда аль-Хурайби об этом, на что он прочёл мне аят из суры «аль-Хашр»: «Он – Аллах, кроме которого нет иного божества, (достойного поклонения)» — после чего сказал: «Разве это может быть творением?! Упаси Аллах!» [48]

 

 

 

193 – ‘Абдуллах ибн Мухаммад ибн Асма сказал:

«Аль-Хурайби рассказывал: «Однажды я прогуливался по Абадану[49] и предавался размышлениям о вопросе сотворённости Корана, как вдруг некий человек схватил меня сзади, встряхнул и сказал: «О, Ибн Дауд! Будь непоколебим, ибо поистине, Речь Аллаха не сотворена». Я обернулся, но никого не увидел».

 

45 – ‘Абдуллах ибн Абу Джа’фар ар-Рази.

 

 

194 – Сообщается, что Салих ибн ад-Дурайс рассказывал:

«У ’Абдуллаха был родственник, которого он бил по голове за то, что тот придерживался взглядов Джахма. Как-то раз я видел, как он бил его сандалией по голове и приговаривал: «Нет! Пока ты не скажешь, что «Милостивейший вознесся (истава) над Троном» и Он отделен от Своих творений».[50]

 

46 – Мухаммад ибн ан-Наср аль-Марвази (умер в 203 г.х.).

 

 

195 – ‘Али ибн аль-Хасан ибн Шакыкъ рассказывал, что он слышал, как ан-Наср ибн Мухаммад говорил:

«Кто скажет, что этот аят: «Поистине, Я – Аллах, нет божества, достойного поклонения кроме Меня, так поклоняйтесь же Мне» сотворённый, тот неверный».[51]

Что касается объявления неверными тех, кто говорит, что Коран сотворён, то это передаётся от всех имамов первых поколений мусульман (саляф) во времена Малика и ас-Саври, затем во времена Ибн аль-Мубарака и Ваки’а, затем во времена аш-Шафи’и, ‘Аффана и аль-Ка’наби, затем во времена Ахмада ибн Ханбаля и ‘Али ибн аль-Мадини, затем во времена аль-Бухари и Абу Зур’и ар-Рази, затем во времена Мухаммада ибн Насра аль-Марвази, ан-Насаи, Мухаммада ибн Джарира и Ибн Хузеймы.

В те времена люди либо говорили, что Коран – это Речь Аллаха, Его откровение, ниспослан Им и не является сотворённым[52], либо – что это Речь Аллаха, ниспослан Им и является сотворённым, приводя в доказательство аят «Воистину, Мы сделали его Кораном на арабском языке» и говоря, что сделанное не может быть не чем иным, как сотворённым[53].

Затем, когда начал править аль-Маъмун, который был мутакаллимом[54], для него были переведены книги древних (философов), и он стал призывать людей к убеждениям о том, что Коран сотворён. Он всячески угрожал им и запугивал, в результате чего массы людей согласились с ним – кто-то добровольно, а кто-то из страха. Но были и те, кто не стал соглашаться с ним, как, в частности, Абу Мусхир (учёный Дамаска), Ну’айм ибн Хаммад (учёный Египта), аль-Бувайти (факых Египта), ‘Аффан (мухаддис Ирака), имам Ахмад ибн Ханбаль и ряд других личностей, – за что аль-Маъмун распорядился бросить их в тюрьмы, и более не обострял данную ситуацию вплоть до своей смерти в Тарсусе[55], где и был захоронен. Далее на престол взошёл его брат аль-Му’тасым, который-то и устроил инквизицию (с целью понудить людей к принятию их взглядов под угрозой наказания), возложив непосредственный контроль за исполнением сего на своего судью Ахмада ибн Абу Дуада. Они подвергали имама Ахмада ибн Ханбаля жестоким побоям в заключении и вели с ним дискуссии (желая поколебать его убеждения), однако и после этого он не согласился принимать их взгляды. Это были тяжкие времена. Тот, кто хочет как следует изучить их и понять, что происходило в те дни, пусть обратится к соответствующим историческим книгам, в противном же случае, пусть сидит у себя дома, избавив тем самым людей от своего зла. (Другими словами) пусть либо скромно помалкивает, либо говорит, но со знанием дела, ибо как говорится, для каждого слова есть свои уста и для каждой битвы – свои воины, а свидетельством знания человека, является говорить по вопросам, в которых он не осведомлён: «Аллах и Его посланник знают лучше».


[1] Город в Иране.

[2] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад по которому автор приводит данное сообщение хороший, а Яхья ибн аль-Мугира является правдивым передатчиком, о чем упоминается в «аль-Джарх ва ат-Та’диль» (3/2/245)».

[3] А в передаче Исхака ибн Рахавайха от Ибн аль-Мубарака добавляется: «…и отделённым от Своих творений».

[4] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение приводится у ад-Дарими в «Радд ‘аля аль-Мариси» (стр. 24, 103) и «Радд ‘аля аль-джахмийя» (стр. 50), а также у ‘Абдуллаха ибн Ахмада (стр. 7, 25, 35, 72) по нескольким путям передач от Ибн Шакыкъа, и оно достоверно, как это подтверждает автор, а также Ибн Таймийя в «аль-Хамавийя» и Ибн аль-Кайим в «Иджтима’ алю-джуюш аль-Ислямийя» (стр. 44), говоря: «Это высказывание достоверно установлено от него таким количеством передач, которое близко к степени «мутаватир». См. «Иджтима’ алю-джуюш аль-Ислямийя» (стр. 84).

[5] Примечание шейха аль-Альбани: «Мне неизвестно, кто такой Афлях ибн Мухаммад. Предание приводится у аль-Лялякаи (1/97/2), а также у аль-Байхакы, о чем говорится в «аль-Хамавийи» и поясняется: «Ибн аль-Мубарак имел в виду, что мы не любим, заводить разговоры об описании Аллаха от себя, пока об этом не будет указания в Коране и преданиях».

[6] Здесь весьма уместно привести слова имам Ахмада из его книги «ар-Радд ‘аля аль-джахмийя», в которых он поясняет этот момент из вероубеждений джахмитов. Так он пишет:

Мы говорим: «Аллах есть “нечто сущее”!»

Они говорят: «Он “нечто сущее”, но не как “нечто сущее”!»

Мы говорим: «Любой имеющий разум, знает, что “нечто сущее”, которое не как “нечто сущее”, есть “ничто”!

Из чего становится ясным, что джахмиты ни во что не верят, но внешне обставляют всё так, чтобы люди не уличили их в этом.

Если мы спросим их: «Кому вы поклоняетесь?»

Они скажут: «Тому, Кто управляет этим бытием!»

Если мы скажем: «По-вашему, Тот, Кто управляет этим бытием, есть “неведомое”, не имеющее качеств, которые можно познать?!»

Они скажут: «Да».

Тогда мы скажем: «После этих слов, мусульманам стало ясно, что на самом деле вы ни во что не верите, но на словах обставляете все так, чтобы люди не уличили вас в этой мерзости».

Если мы скажем им: «Этот, Который управляет бытием, разговаривал с Мусой».

Они скажут: «Нет. Он никогда не молвил речь и не разговаривает в принципе, ибо речь возможна лишь благодаря определённым органам, а мы отрицаем, что Ему присущи какие-либо органы».

Если какой-нибудь невежда услышит их слова, ему покажется, что нет на свете людей, кто чтит и возвеличивает Аллаха больше, чем они. Этот невежда даже не заподозрит, что конечным пунктом этих слов станет заблуждение и неверие, и что говорят они их сейчас лишь для того, чтобы в дальнейшем оболгать Аллаха.

Комментируя эти слова имама Ахмада, шейх аль-Ислам, да помилует его Аллах, писал: «Сказанное имамом Ахмадом, а также другими учёными из числа предшественников (саляф) о взглядах джахмитов, а вместе с ними и о взглядах согласных с ними каррамитов, батынитов, и философов, последовавших за учением Аристотеля, как Ибн Сина и подобные ему, разглагольствующих об абсолютном и ограниченном существовании и т.п., по сути представляет собой изложение убеждений тех, кто верил в единство бытия.

Это просматривается в их отрицании от Аллаха всего, чем один существующий объект может отличаться от другого, лишая Его каких-либо качеств, действий и всего остального, что свойственно любому существующему объекту. Именно это и означают их слова «Он «нечто», но не как «нечто». (См. «Даръу Та’аруд аль-‘акль уа ан-Накль» 2/415-416).

[7] Примечание шейха аль-Альбани: «Автор привёл данное сообщение со слов Мухаммада ибн аль-Фадля ибн Мусы, а тот со слов Абу Мухаммада аль-Марвази, и это достоверный иснад, а его передатчики заслуживают доверия. Что касается Абу Мухаммада аль-Марвази, то это ‘Абду-ль-‘Азиз ибн Абу Ризма, а Мухаммад ибн аль-Фадль ибн Муса – это Абу Бакр аль-Касталяни, который являлся правдивым передатчиком, о чем упоминает Ибн Абу Хатим (4/1/60)».

[8] Скорее всего, речь идёт о следующих аятах: «Он – Аллах, и нет божества, кроме Него, Ведающего сокровенное и явное. Он – Милостивый, Милосердный. Он – Аллах, и нет божества, кроме Него, Властелина, Святого, Пречистого, Оберегающего, Хранителя, Могущественного, Могучего, Гордого. Пречист Аллах и далек от того, что они приобщают в сотоварищи. Он – Аллах, Творец, Создатель, Дарующий облик. У Него – самые прекрасные имена. Славит Его то, что на небесах и на земле. Он – Могущественный, Мудрый». (аль-Хашр, 22-24).

[9] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад сообщения хороший».

[10] Примечание шейха аль-Альбани: «Об этом Нухе и о том, в чём его обвиняли, речь шла ранее (см. сноску 134). Однако автор упоминает его здесь не из-за переданных им хадисов и риваятов, а для того, чтобы сослаться на его знание и понимание религии, особо принимая во внимание, что он являлся ханафитом. Что касается Ахмада ибн Са’ида ад-Дарими, то это один из шейхов аль-Бухари и Муслима. Не путать с ‘Усманом ибн Са’идом ад-Дарими, автором «ар-Радду ‘аля аль-Мариси» и «ар-Радду ’аля аль-джахмия» , а также ’Абдуллахом ибн ’Абду-р-Рахманом ад-Дарими автором «ас-Сунан», известного как «Муснад ад-Дарими». Что же касается его отца Са’ида (Ибн Сахр ад-Дарими), то Ибн Абу Хатим (2/1/34) назвал его неизвестным передатчиком».

[11] Область в Ираке.

[12] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение приводится у ‘Абдуллаха в «ас-Сунна» (стр. 13 и 32) по пути передачи от Яхьи ибн Исма’иля аль-Васиты однако без слов «И поэтому я считаю, что…». А с этими словами оно приводится в «ас-Сунна» (стр.25) от ‘Абду-р-Рахмана ибн Махди, который сказал: «Нет среди приверженцев нововведений никого хуже джахмитов, у которых все вращается вокруг того, чтобы сказать: «Над небесами ничего нет». Клянусь Аллахом, я считаю, что нельзя заключать с ними браки и наследовать как им, так и от них».

[13] Примечание шейха аль-Альбани: «Приводится у аль-Харави в «Замм аль-Калям» (6/104/1) через два пути передач от Абу Юсуфа. Ибн Теймийя также уверенно относит эти слова Абу Юсуфу в своём послании «Джаваб аль-Фасыль». Плюс ко всему аль-Харави (5/94/2) приводит нечто похожее со слов имама Малика».

[14] Примечание шейха аль-Альбани: «Автор приводит это сообщение по риваяту Ибн Абу Хатима, которому его рассказал аль-Хусейн ибн ‘Али ибн Михран, а ему – Башшар ибн Муса аль-Хаффаф. Что же касается Башшара, то он слабый передатчик, допускавший много ошибок».

[15] Примечание шейха аль-Альбани: «Автор приводит это сообщение по риваяту Хафиза Абу Хатима, которому его рассказал Ахмад ибн Мухаммад ибн Муслим, а ему – ‘Али ибн Хасан аль-Кура’и, и это хороший иснад. Также я нашёл ещё один путь передачи этого сообщения от Абу Юсуфа, который приводит аль-Байхакы в «аль-Асма ва ас-Сыфат» (стр. 251) со слов ‘Абдуллаха ибн Ахмада ибн ‘Абду-р-Рахмана ибн ‘Абдуллаха ад-Даштаки, и Хаким сказал, что все передатчики этого сообщения являются надёжными рассказчиками. Помимо этого, аль-Байхакы приводит сообщение от Мухаммада ибн Сабика, сказавшего: «Однажды я спросил Абу Юсуфа: “Говорил ли Абу Ханифа о том, что Коран сотворён?” – на что он ответил: “Упаси Аллах! И я тоже не говорю этого!”»

А что касается того, что приводит Хатыб (13/379) по пути передачи от Са’ида ибн Муслима аль-Бахили, сказавшего: «Однажды мы спросили Абу Юсуфа: “Почему ты не рассказываешь нам про Абу Ханифу?” – и он ответил: “А что вы будете с этим делать?! Ведь он умер, считая, что Коран сотворён”, то я говорю, что есть сомнение в достоверности этого со слов Абу Юсуфа. Упомянутый аль-Бахили не был известен тем, что занимался передачей преданий, и именно поэтому многие хадисоведы оставили его без внимания и не привели о нём никаких сведений в книгах о биографиях передатчиков хадисов, и даже Ибн Абу Хатим не упомянул его в своей книге «аль-Джарх ва ат-Та’диль», несмотря на огромный объём сведений содержащихся в ней.

Тем не менее, в «Тарих аль-Багдад» приводится ряд других сообщений о том, что Абу Ханифа говорил о сотворённости Корана. Однако, внимательно исследовав некоторые из них, я обнаружил, что они не лишены недостатков. Вероятно, и с другими риваятами дело обстоит таким же образом, особенно, если принимать во внимание приведённые Хатыбом слова имама Ахмада, сказавшего: «У нас нет ничего достоверного о том, что Абу Ханифа говорил: “Коран сотворён”».

Итак, слова о сотворённости Корана можно отнести к Абу Ханифе, да смилуется над ним Аллах, лишь предположительно. И даже если это достоверно, то вероятно это было до той дискуссии с Абу Юсуфом, о которой повествуется в достоверном риваяте в этой книге и по результатам которой Абу Ханифа согласился с Абу Юсуфом в том, что Коран не сотворён и что утверждающий обратное – неверный. В действительности, это одно из многочисленных доказательств достоинства Абу Ханифы, ведь его не охватила гордыня, и он не превознёсся над тем, чтобы последовать за своим учеником Абу Юсуфом, когда ему стало ясным, что истина с ним. Да помилует его Аллах, и да будет Он им доволен.

Однако, очень печально то, что многие из последователей Абу Ханифы, а в особенности поздние из них, толкуют его слова таким образом, что придают им совершенно противоположный смысл, сводя их к так называемой «внутренней речи Аллаха». Подобно аль-Кавсари, знаменосцу учения поздних поколений (халяф) и поносителю предшественников (саляф), который комментируя диспут Абу Юсуфа с Абу Ханифой и приводя мнения различных мазхабов в отношении Речи Всевышнего Аллаха, отверг мнение приверженцев хадиса, назвав их хашавитами за их слова о том, что Речь Аллаха – это буквы и звуки, и сказав, что их мнение в данном споре даже не принимается во внимание!! Далее он пишет: «…Таким образом, остаётся спор лишь между нами и му’тазилитами, и по существу, он сводится к признанию “внутренней речи Аллаха” или её отрицанию, и к тому, является ли Коран этой “’’внутренней речью Аллаха” или же Коран изначально являлся произведением, состоящим из букв, т.е. слышимой речью. Мы не оспариваем того, что эта слышимая речь является возникшей после небытия (мухдас), а они не стали бы оспаривать того, что «внутренняя речь» является предвечной, если бы признали её существование. И именно в ключе данного спора и исследования, в результате которого выясняется, что “внутренняя речь Аллаха” существует и что, она и является Кораном, следует понимать шестимесячную дискуссию Абу Ханифы и Абу Юсуфа, по окончанию которой они утвердились во мнении, что тот, кто говорит о сотворённости Корана, является неверным…».

Этими словами аль-Кавсари сошёлся во мнении с му’тазилитами, отвергавшими то, что Коран – это речь Благословенного и Всевышнего Аллаха, однако сделал он это путём увёрток и витиеватостей, свойственных ему и подобным ему людям, выставляющим себя последователями «Ахлю-с-Сунна ва-ль-джама’а». Они утверждают о «внутренней речи Аллаха», которая не слышима, но когда их спрашивают о том, кто же в таком случае первым произнёс Коран, и кто первым его услышал от Аллаха — они затрудняются с ответом. По сути же, те, кто отрицают Речь, как качество Аллаха, приходят к тому, что Коран – это вообще не речь Аллаха. А если это так, то все равно, кто первым произнёс его слышимой речью – Джибриль или Мухаммад, мир им обоим, а это уже роднит их со словами неверных къурайшитов, говоривших о Коране: «Это не что иное, как речь людская». И если подобные им и не говорят, что это речь людская, то непременно говорят, что это речь Джибриля или кого-то другого из творений Аллаха, сходясь, таким образом, с къурайшитами в единой цели — доказать, что Коран – это не Речь Аллаха. О Аллах помоги нам против этого заблуждения, до которого дошло большое количество представителей поздних поколений. Это наказание им от Аллаха Всевышнего за их отклонение от мазхаба предшественников (саляф) и приверженцев хадиса, да соберёт нас Аллах вместе с ними и позволит умереть, придерживаясь их учения. Именно поэтому Ваки’ ибн аль-Джаррах говорил: «Не считайте легковесными их слова о том, что Коран сотворён, ибо это наихудшее из того, что они говорят. А идут они лишь к одному – к отрицанию божественных качеств Аллаха!» Эти слова приводятся у аль-Бухари в «Аф’алю аль-‘ибад» (стр.71) и у аль-Байхакы в «аль-Асма ва ас-Сыфат» (стр.254), сразу после которых он говорит: «Выше мы приводили то же самое со слов большого числа факыхов и учёных разных стран, да будет доволен ими Аллах. И у нас нет ничего достоверного о том, чтобы хоть кто-то из людей в эпоху сподвижников и таби’инов, да будет доволен ими всеми Аллах, утверждал об обратном».

[16] Примечание шейха аль-Альбани: «Башшар – слабый передатчик, о чем упоминалось чуть выше».

[17] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный».

[18] Примечание шейха аль-Альбани: «Приводится у ‘Абдуллаха ибн Ахмада в «ас-Сунна» (стр.8) с иснадом от Ахмада ибн Ибрахима, от Яхьи ибн Юсуфа аз-Зимми, сказавшего: «Я присутствовал у ‘Абдуллаха ибн Идриса, когда к нему пришёл некий мужчина и сказал: «О Абу Мухаммад, у нас есть люди, которые говорят, что Коран сотворён». Он спросил: «Они из иудеев?» Пришедший ответил: «Нет»… (и далее по тексту). Иснад этого сообщения достоверный, все его передатчики являются передатчиками «Сахиха аль-Бухари», а Ахмад ибн Ибрахим (ад-Давраки) и вовсе являлся хафизом хадисов».

[19] Примечание шейха аль-Альбани: «Передатчик Абу Мухаммад аль-Джузаджани мне неизвестен».

[20] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение приводится у аль-Лялякаи в «ас-Сунна» (98/1) и именно через его путь передачи его приводит автор. В иснаде этого сообщения есть передатчик по имени ‘Амр ибн Вахб. И если это ‘Амр ибн Вахб ат-Таифи, то он является передатчиком, о положении которого не имеется никаких сведений (маджхуль аль-халь). А если это ‘Амр ибн Вахб аль-Кураши, то Ибн Абу Хатим (3/1/266), отозвался о нем со слов своего отца, как о передававшем запутанные хадисы».

[21] Имеется ввиду толкование джахмитов, которые растолковывали качества Аллаха, противореча тому, что утверждали сподвижники и таби’ины. Об этом упоминает Ибн Таймийя в «аль-‘Акыда аль-хамавия» (стр. 115).

[22] Шейх аль-Ислам Ибн Таймийя говорит, что данное сообщение достоверно передается от Мухаммада ибн аль-Хасана. См. «Маджму’ аль-Фатава» (4/стр.4-5).

[23] Город в Иране.

[24] Примечание шейха аль-Альбани: «Ибн ‘Ади приводит это сообщение в своей книге «Камиль фи ад-Ду’афа» в главе посвящённой биографии Букайра. Так он пишет: «Я надеюсь, что в этом иснаде нет проблем: поведал мне Мухаммад ибн ‘Умар, который слышал, как Мухаммад ибн Юсуф аль-Астрабази, говорил, что он слышал от Ибрахима ибн Мусы… (и далее по тексту)». Что касается упомянутого Мухаммада ибн ‘Умара, то мне о нем ничего неизвестно».

[25] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный, все передатчики которого являются заслуживающими доверия и хафизами хадисов. Так, Исхакъ ибн Рахавайх – это заслуживающий доверия известный хафиз хадисов, один из современников имама Ахмада. ‘Абдуллах ибн Ширавайх также является заслуживающий доверия и хафизом хадисов. Его полное имя ‘Абдуллах ибн Мухаммад ибн ‘Абду-р-Рахман ибн Ширавайх ибн Асад аль-Кураши аль-Мутталиби ан-Найсабури. В «аш-Шазрату аз-Захаб» о нём сказано следующее: «Один из знатоков хадисов, перенимал знания у Исхакъа ибн Рахавайха, а также Ахмада ибн Мани’а и их современников. Автор многих книг, заслуживающий доверия передатчик».

[26] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения – достоверный. С этим же иснадом данное сообщение приводится у ‘Абдуллаха ибн Ахмада (стр.26) в следующем виде: «Сказал мне Яхья ибн Са’ид: «Что они будут делать со словами: «Скажи: Он – Аллах Единый»?! Что они будут делать с аятом: «Поистине, Я – Аллах»?! Это тоже у них сотворено?!»

[27] Вероятнее всего речь идёт о городе Эль-Катиф в Восточной провинции Саудовской Аравии, который в своё время также носил имена эль-Хутт, Хаджр и Кайтус.

[28] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение приводится у Хатыба аль-Багдади в «Тариху Багдад» (13/75-76), в главе посвящённой биографии Мансура. Путь передачи этого сообщения следующий: От Абу ‘Али аль-Хусайна ибн аль-Къасима аль-Каукаби, которому рассказал Джарир ибн Ахмад ибн Абу Дуад Абу Малик, а ему Сальмавайх ибн ‘Асым, судья Хаджра (являвшийся судьёй Аравии и Шама), следующее: …(и далее по тексту)». Иснад этого сообщения слабый. Говоря об упомянутом аль-Каукаби, Хафиз Ибн Хаджар в «Лисан аль-Мизан» писал: «Он был известным летописцем, но в его сообщениях я встречал отвергаемые сведения, хоть и переданные через хорошие иснады».

‘Абдуллах ибн Ахмад в «ас-Сунна» (стр.24): «И рассказал мне ‘Усман ибн Абу Шейба: «Мы были у Суфьяна ибн ‘Уяйны: я, Абу Бакр и Абу Мухаммад (т.е. два его брата – ‘Абдуллах и Къасим), когда спросил его Мансур ибн ‘Аммар: «Сотворен ли Коран?» Суфьяну не понравился его вопрос. Он очень сильно разгневался и сказал Мансуру: «Я считаю тебя шайтаном! Я считаю тебя шайтаном! Да ты и есть шайтан!» Ему сказали: О, Абу Мухаммад, он из числа последователей Сунны». Вероятно, по причине этой истории аль-‘Укайли сказал о Мансуре: «В нем есть что-то от джахмитов». Однако, не секрет, что простой вопрос о Коране: «Не сотворён ли он?», не обязательно означает, что спрашивающий утверждает это. Возможно, что он утверждает противоположное этому, а спрашивает, чтобы убедиться в знаниях спрашиваемого. А Аллаху ведомо лучше.

[29] То, что в скобках, добавлено из версии, приводимой в книге «ас-Сунна», а в версии аль-Бухари говорится: «…когда он дошел до рассказа о Мусе, то сказал: “Что это такое?! Ведёт рассказ о нем в одном месте и не доводит его до конца, затем упоминает о нем вот здесь и тоже не заканчивает”, — после чего отшвырнул Коран с колен ногами!!! И вот тут-то я набросился на него!»

[30] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение приводится у Ибн Абу Хатима с достоверным иснадом. Также с достоверными иснадами оно приводится у аль-Бухари в «Хальку аф’аль аль-‘ибад» (стр.71) и у ‘Абдуллаха в «ас-Сунна» (стр.30).

[31] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный».

[32] В деталях об этой истории вы можете прочесть в «Тариху Багдад».

[33] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный. Также данное сообщение приводится у ад-Дарими в «Радд ‘аля аль-Джахмийя» (стр. 100) и у аль-Байхакы (стр. 245)»

[34] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный, состоящий из заслуживающих доверия знатоков хадисов. (См. «Масаилю Аби Дауд» (стр.265) и «ас-Сунна» ‘Абдуллаха ибн Ахмада (стр.7,24).

‘Абдуллах ибн Ахмад в «ас-Сунна» (стр.31) также приводит ещё одно сообщение от Суфьяна ибн ‘ Уяйны. Так, он говорит: «Я слышал, как судья Суввар ибн ‘Абдуллах рассказывал: «Я слышал, как мой брат ‘Абду-р-Рахман ибн ‘Абдуллах ибн Суввар говорил: «Однажды, когда я был у Суфьяна ибн ‘Уяйны, люди набросились на Бишра аль-Мариси со словами «джахмит», дабы избить его, и Суфьян сказал ему тогда: «О, животное! О, животное! Разве ты не слышал, что Аллах сказал: «О да! Он и творит, и повелевает!» поведав, тем самым, что творительство и повеление – это разные вещи?!» Люди спросили Суввара: «И что же на это ответил Бишр?» Суввар сказал: «Он умолк, и не нашёл никакого аргумента против этого».

[35] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный».

[36] Аль-Бухари и Муслим от Ибн Масэуда.

[37] Так этот хадис приводится во всех основных версиях, и, вероятно на эту тему есть что-то подобное, однако мне не известно, чтобы в этом хадисе упоминались рынки. А, в целом, на эту тему приводится ряд хадисов в книге «ас-Сунна» (№№ 554-557), и один из них уже приводился в этой книге в главе посвященной имаму ‘Абду-ль-‘Азизу аль-Маджишуну.

[38] Муслим от Ибн ‘Амра.

[39] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный».

[40] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный».

[41] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение с хорошим иснадом приводится у Абу Давуда в «аль-Масаиль» (стр.267)».

[42] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение с хорошим иснадом приводится у Абу Давуд в «аль-Масаиль» (стр.267)».

[43] Примечание шейха аль-Альбани: «Историк Ибн аль-‘Аммад в «Шазарат аз-Захаб» включил упомянутого ат-Тамими в хронику умерших в 226 г.х., отзываясь о нем следующим образом: «Шейх Хорасана, имам Яхья ибн Яхья ибн Бакр ат-Тамими ан-Найсабури. Ибн Рахавайх говорил: «Я не видел подобного Яхье ибн Яхье, и полагаю я, что он и сам не встречал подобного себе. Он оставил этот мир, будучи имамом его обитателей».

Иснад этого сообщения в высшей степени достоверный. Оно приводится у ‘Абдуллаха ибн Ахмада (стр.25), Абу Давуда (стр.266) и аль-Байхакы (стр. 249 и 250)».

[44] Примечание шейха аль-Альбани: «Это сообщение с достоверным иснадом приводит ‘Абдуллах ибн Ахмад (стр. 55)».

[45] Примечание шейха аль-Альбани: «Данное сообщение приводится у ‘Абдуллаха ибн Ахмада (стр.10-11) через несколько путей передачи в сокращенном виде, и Ибн аль-Къаййим в «Иджтима’ аль-Джуюш аль-ислямийя» (стр. 84) оценивает его как достоверное».

[46] Поясняя данные слова Ибн аль-Къаййим писал: «Здесь аль-Фарра имеет в виду выпрямления человека из сидения в стояние (и наоборот, но как бы то ни было, все равно) возвышаясь при этом над землёй». См. «Иджтима’ аль-Джуюш аль-Ислямийя».

[47] Примечание шейха аль-Альбани: «Его иснад до аль-Фараъ неплохой».

[48] Примечание шейха аль-Альбани:

– Его иснад слабый. Относительно ‘Али ибн Раби’а сказал в «ат-Тарих» (11/426) аль-Хатыб: «Он слышал Бишра ибн аль-Хариса, а от него передавал (хадисы) Ахмад ибн аль-Хасан аль-Мукъри, известный (по прозвищу) “Дубайс”. Я (аль-Албани) говорю: Биографию этого Дубайса привёл аль-Хатыб (4/88) и сказал: (Его) хадисы отвергаемые. Я читал (написанное) почерком ад-Даракъутни: “Он не заслуживает доверия”».

[49] Абадан – город-порт на юго-западе Ирана, в остане Хузестан на границе с Ираком, на одноимённом острове в дельте реки Арвандруд, в 50 км от Персидского залива.

[50] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения сносный».

[51] Примечание шейха аль-Альбани: «Иснад этого сообщения достоверный и все его передатчики заслуживают доверия. ‘Абдуллах ибн Ахмад приводит его в «ас-Сунна» (стр.6 и 6-7) со следующей добавкой: «…Я пришёл к ‘Абдуллаху ибн аль-Мубараку и сообщил ему об этих словах, на что он сказал: «Прав Абу Мухаммад, да осчастливит его Аллах, ведь Аллах не мог приказать нам поклоняться сотворённому». Также данное сообщение приводится у Абу Давуда (стр.267). Нечто похожее аль-Бухари в «Хальк Аф’аль аль-‘Ибад» (стр.70-71) упоминает со слов Сулеймана ибн Давуда аль-Хашими, сказавшего: «Кто скажет, что Коран сотворён, тот неверный. Если Коран, как они утверждают, сотворён, то почему же Фараон в наибольшей степени заслужил вечное пребывание в огне, сказав: «Я – ваш Господь Величайший» (Вырывающие, 24) нежели сам этот аят, ведь они утверждают, что он тоже творение. Также и тот, кто сказал: «Поистине, Я – Аллах. Нет иного бога кроме Меня, поклоняйтесь же Мне» (Та Ха, 14), претендует на то же самое, на что претендовал и Фараон! Так почему же Фараон в большей степени заслуживает вечного пребывания в огне, если оба они (и Фараон, и сказавший это), по их мнению, являются творениями?!» Данные слова передал Абу ‘Убейда, поразившись им и сочтя их замечательными».

[52] Примечание шейха аль-Альбани: «Самым ранним из числа первых поколений мусульман от кого напрямую и конкретно упоминаются данные слова (а именно о том, что саляфы говорили, что Коран не сотворён) является ‘Амр ибн Динар, как это приводилось ранее (в предании №173), а он умер в 126 г.х.. Что же касается сподвижников, то лично я не встречал ни одного достоверного и недвусмысленного текста об этом ни от кого из них, за исключением обобщённых слов ‘Амра ибн Динара, приведённых ранее, и я склонен полагать, что они сказаны от их имени заочно. От сподвижников достоверно передаются слова о том, что Коран – это Речь Аллаха, но они не говорили о том, что он не сотворён, потому что на то время в этом не было никакой необходимости. На это косвенным образом указывается в словах имама Ахмада, когда на вопрос: «Дозволено ли человеку сказать лишь, что Коран – это Речь Аллаха, и больше ничего не говорить?» — он ответил: «А почему это он будет молчать?! Если бы не то заблуждение, в которое впали люди, он бы мог ничего больше и не говорить, однако в то время, когда они говорят то, что говорят, почему же он станет молчать?!» Приводится у Абу Давуда (стр.263-264).

Поэтому то хафиз Ибн ‘Ади и говорил: «Неизвестно, чтобы сподвижники, да будет доволен ими Аллах, погружались в споры о Коране».

Аль-Байхакы так прокомментировал эти слова в «аль-Асма ва ас-Сыфат» (стр.244): «Он хотел сказать этим, что ни в первом, ни во втором поколениях (Ислама) не было никого, кто бы утверждал, что Коран сотворён, а потому и не было нужды опровергать это утверждение. Нет ничего достоверного о том, что говоря о Коране, они говорили, что он не сотворён, но от них достоверно передаётся, что они относили Коран к Всевышнему Аллаху и превозносили его тем фактом, что он является Речью Всевышнего Аллаха».

А что касается того, что передал аль-Байхакы (стр.247) от Ибн аль-Мадини, который, говоря об асаре Джа’фара ас-Садика («Он не Творец и не творение…» см. №144), сказал: «Мне неизвестно более ранних упоминаний на эту тему, кроме этого», — то это лишь то, на что у него хватило его знаний, ведь ‘Амр ибн Динар жил раньше Джа’фара. И это уже не говоря о том, что подобное передаётся и от ‘Али ибн аль-Хусейна Зейн аль-‘Абидина, который умер в 93 г.х., то есть ещё раньше их обоих, но в иснаде этого сообщения от Зейн аль-‘Абидина есть слабость».

[53] Примечание шейха аль-Альбани: «Это утверждение является откровенно ложным, и, наверное, именно поэтому автор даже не счёл нужным его опровергать, однако в данном комментарии необходимо указать на некоторые аяты, которые приверженцы хадиса использовали в качестве опровержения данного заблуждения. Если говорить вкратце, то они говорили следующее: «Слово «сделал» (джа’аля), не имеет значения «сотворил» (халякъа) всякий раз, как оно упоминается и встречается в Коране. Так, например, в словах Всевышнего: «И даровали Мы ему Исхакъа и Йа’къуба, и устроили (джа’альна) в потомстве его пророчество и писание» — слово «устроили» (джа’альна) однозначно не несёт значение «сотворили». Более того, порой данное слово (джа’аля) Всевышний Аллах и вовсе приписывает Своим творениям. Так, например, в повествовании о Юсуфе, мир ему, Он говорит: «…Он поместил (джа’аля) чашу в поклаже своего брата», а в повествовании о многобожниках, говорит: «…Они сделали (джа’алю) ангелов, которые являются рабами Милостивого, женщинами». Неужто смысл этого аята заключается в том, что многобожники сотворили ангелов?! Превыше Аллах от подобного толкования Своих Слов приверженцами нововведений!»

Теперь ясно усвоив вышесказанное, необходимо понимать, что при толковании вышеупомянутого слова нужно, исходить из того контекста, в котором оно приводится. Итак, коли в словах Всевышнего «Воистину, Мы сделали (джа’альна) его Кораном на арабском языке» речь, несомненно, идёт о Коране, а Коран в свою очередь, несомненно, является Речью Аллаха, а Его Речь – это одно из Его качеств, а все Его качества, равно как и Его Сущность, несомненно, являются предвечными и несотворенными, то давать толкование слову «сделал», которое бы в корне противоречило этим несомненным постулатам, непозволительно! Смысл этого аята состоит в том, что Всевышний Аллах, зная абсолютно все языки и будучи способен говорить, как и когда пожелает, иногда желая говорить на арабском, а иногда — на иврите, сказал: «Воистину, Мы сделали его Кораном на арабском языке» — т.е. сделал его из Своей Речи на арабском языке, подобно тому, как Таурат и Инджиль Он сделал из Своей речи на иврите. И это потому, что к каждому народу Аллах посылал посланников, говорящих на языке их соплеменников, дабы, как Всевышний поведал в Своем Писании, они могли разъяснить им ниспосланное. Таким образом, слово «сделали» (джа’альна) в данном случае означает, что «…Мы выбрали для него из всех языков именно этот, а не то, что Мы сотворили его». См. «ар-Радду ‘аля аль-Мариси» (стр.123-124).

[54] Т.е. последователем каляма.

[55] Тарсус (ранее Тарс), (тур. Tarsus) — исторический город на юго-востоке центральной части Турции, входящий в агломерацию Адана-Мерсин.