Биография Абуль-‘Алии Руфай’а ибн Михрана

85 – أَبُو العَالِيَةِ رُفَيْعُ بنُ مِهْرَانَ الرِّيَاحِيُّ البَصْرِيُّ (ع)

85 – Абуль-‘Алия Руфай’ ибн Михран ар-Рияхи аль-Басри

 

Из книги имама аз-Захаби «Сияру а’лями-н-нубаляъ»

 

 

Имам аз-Захаби, да помилует его Аллах, в биографии последователя сподвижников Абуль-‘Алия ар-Рияхи писал:
– Имам, преподаватель чтения Корана, хафиз, толкователь Корана – Абуль-‘Алия ар-Рияхи аль-Басри, один из выдающихся людей.
Его признали надёжным передатчиком двое хафизов: Абу Зур’а и Абу Хатим.
Исхакъ ибн Мансур передал, что Яхйа ибн Маин сказал: «Руфай’ Абуль-‘Алия – надёжный (передатчик)». Он сказал: «Абу Зур’у спросили про Абуль-‘Алия Руфай’а, и он сказал: “Басриец, надёжный”». См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/173; изд. «Даруль-фикр», 1415=1995).
Ибн Са’д говорил: «Он был заслуживающим доверия и (передал) много хадисов». См. «ат-Табакъат» Ибн Са’да (7/117).
Имам Абу Ахмад ибн ‘Ади говорил: «Абуль-‘Алия ар-Рияхи – Руфай’ аль-Басри, из числа старших последователей сподвижников и заслуживающий доверия». См. «Сикъат» аль-‘Иджли (стр. 503).
Абуль-‘Алия родился на вражеской, в то время для мусульман, территории, и говорил по-персидски. Он был рабом одной женщины из рода бану Риях ибн Ярбу’, затем из бану Тамим и, в последствии, стал её вольноотпущенником. Эту женщину звали Умаййа бинт Байда. См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/165-166).
Хаммад передал от Шу’айба ибн аль-Хабхаба, что он рассказывал со слов Абуль-‘Алии, который сказал: «Меня купила (в качестве раба) одна женщина и захотела меня освободить, но сыновья её дяди со стороны отца сказали: “Ты его освободишь, а он отправится в Куфу и пропадёт!” Тогда она пришла в место, которое у меня было в мечети, и сказала: “Ты – свободный!”, желая сказать: “Ни у кого нет на тебя права покровительства”».
Другой раз, описывая эту историю, Абуль-‘Алия сказал: «Я зашёл в мечеть вместе с ней, (т.е. с женщиной, которая его освободила), и мы нашли имама на минбаре, и тогда она взяла меня за руку и сказала: “О Аллах! Я делаю этого (раба для себя) запасом у Тебя (в мире ином). Засвидетельствуйте, о обитатели этой мечети, что он свободен ради Аллаха!” Затем она ушла, и после этого мы больше не виделись». «См. «Сыфату-с-сафва» Ибн аль-Джаузи (2/124), «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/167-168).
Абуль-‘Алия застал времена Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, когда был ещё юношей, а Ислам принял во времена правления Абу Бакра ас-Сыддикъа и заходил к нему.
Автор книги «Ма’рифату-с-сахаба» Мухаммад ибн Исхакъ ибн Мунейра писал, что Руфай’ Абуль-‘Алия застал времена Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/165).
Сообщается, что Абу Хальда сказал: «Я спросил Абуль-‘Алию: “Видел ли ты Пророка, да благословит его Аллах и приветствует?” Он ответил: “Я принял Ислам в течение двух лет после его смерти”».
В другой версии этого сообщения сообщается, что на вопрос: «Видел ли ты Пророка, да благословит его Аллах и приветствует?» Он ответил: «Нет». См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/168).
Автор книги «Ма’рифату-с-сахаба» Мухаммад ибн Исхакъ ибн Мунейра писал, что Абуль-‘Алия заходил к Абу Бакру ас-Сыддикъу, видел ‘Умара, ‘Усмана, и застал (времена) ‘Али, а Ислам он принял через год после смерти Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/165).
Хафиз Абу Ну’айм писал: «Руфай’ ибн Михран Абуль-‘Алия ар-Рияхи скончался в девяностом году (по хиджре), а когда Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, умер, ему было четырнадцать лет. Он читал Коран в течение десяти лет после смерти Пророка, да благословит его Аллах и приветствует. Также он передавал, что Абу Муса (аль-Аш’ари) обращался к ним с хутбой в Асбахане, и он был из числа тех, кто застал времена джахилиййи и Ислама». См. «Ахбару Асбахан» (1/314), «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/166).
Передают со слов ар-Раби’а ибн Анаса, что Абуль-‘Алия сказал: «(Однажды) я зашёл к Абу Бакру (ас-Сыддикъу), и он поел мяса, но не обновил (после этого) омовение». См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/163).
Он слышал хадисы от ‘Умара ибн аль-Хаттаба, ‘Али ибн Абу Талиба, Убаййа ибн Ка’ба, Абу Зарра, Ибн Мас’уда, ‘Аиши, Абу Мусы аль-Аш’ари, Абу Аййюба аль-Ансари, Ибн ‘Аббаса, Зайда ибн Сабита (да будет доволен ими Аллах) и многих других.
‘Али ибн аль-Мадини сказал: «Абуль-‘Алия слышал (хадисы) от ‘Умара ибн аль-Хаттаба, ‘Али (ибн Абу Талиба), Абу Мусы (аль-Аш’ари) и Ибн ‘Умара (да будет доволен ими Аллах)». См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/171).
Яхйа ибн Ма’ин передал, что Шу’ба ибн Хаджадж сказал: «Руфай’ Абуль-‘Алия застал ‘Али ибн Абу Талиба (да будет доволен ими Аллах), однако он не слышал от него (хадисы)». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/172). См. «Тахзиб ат-Тахзиб» (2/169).
Сообщается, что ‘Асым аль-Ахваль сказал:
– (Однажды) я спросил Абуль-‘Алию: «Кого ты чаще всего встречал из сподвижников Пророка, да благословит его Аллах и приветствует?» Он ответил: «Абу Аййюба (аль-Ансари)». Другой раз он спросил его: «А кто был самым старшим из числа сподвижников Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, которых ты встречал?» Он ответил: «Абу Аййюб, не считая то, что я ничего не перенял от него (из хадисов)». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/173).
Он выучил наизусть Коран и читал его (на проверку) Убаййю ибн Ка’бу и взялся за передачу знаний другим, в результате чего его слава далеко разошлась.
Джарир передал от Мугъиры, который рассказывал: «Из числа жителей Басры, более похожим на Ибрахима ан-Наха’и в области знаний был Абуль-‘Алия». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/177), аз-Захаби в «ас-Сияр» (4/209).
Когда Абуль-‘Алия приходил к Ибн ‘Аббасу (да будет доволен им Аллах), который был наместником у ‘Али (да будет доволен ими Аллах) в Басре, он усаживал его на место рядом с собой, в то время, когда курайшиты находились ниже, и это несмотря на то, что он был вольноотпущенником.
Абу Хальда передал, что Абуль-‘Алия сказал: «Ибн ‘Аббас поднимал меня на ложе (место, где садился наместник), а курайшиты находились ниже него, и они подмигивали друг другу из-за меня, и тогда Ибн ‘Аббас сказал: “Вот так знание увеличивает почёт благородного и усаживает невольников на почётные места!”»
В другой версии сообщается, что, когда Ибн ‘Аббас взял его за руку и поднял с собой на возвышенное место, один человек из числа бану Тамим сказал: «Но он ведь вольноотпущенник?!» А в то время Абуль-‘Алия носил ещё дешёвую одежду. Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/177).
Абу ‘Амр ад-Дани сказал: «Абуль-‘Алия перенял чтение Корана от Убаййа, Зайда и Ибн ‘Аббаса». Также говорят, что он читал Коран ‘Умару. Сообщается, что Хафса бинт Сирин сказала: «Абуль-‘Алия сказал мне: “Я читал Коран ‘Умару, да будет доволен им Аллах, три раза”».
У него учились чтению Корана Шу’айб ибн аль-Хабхаб и Абу ‘Амр ибн аль-‘Аляи, как об этом говорят, и это не далеко от истины, так как тот (последний) тоже был из племени Тамим, и находился с ним на его родине, и он застал из жизни Абуль-‘Алии свыше двадцати лет.
От него передавали хадисы Къатада, ‘Асым ибн Сулейм аль-Ахваль, Дауд ибн Абу Хинд, ар-Раби’ ибн Анас, Абу Хальда Халид ибн Динар, Хафса бинт Ибн Сирин, Сабит аль-Бунани, и др. В качестве муджахида он приезжал в Шам, где слышал хадисы от Абу Зарра аль-Гъифари, да будет доволен им Аллах. Также говорят, что он приезжал в составе делегации к ‘Умару ибн ‘Абдуль-‘Азизу, да помилует его Аллах. См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/159)[1].
Къатада сказал: «Абуль-‘Алия сказал: “Я читал Коран после смерти вашего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, в течение двадцати лет”».
Абу Бакр ибн Аби Дауд сказал: «Нет никого, кто после сподвижников (Пророка, да благословит его Аллах и приветствует,) знал Коран лучше, чем Абуль-‘Алия, а после него – Са’ид ибн Джубайр».
Абу Хальда Халид ибн Динар рассказывал:
– Я слышал, как Абуль-‘Алия говорил: «Мы были рабами-невольниками. Некоторые из нас платили подать, а другие прислуживали своим хозяевам. Обычно мы заканчивали чтение Корана каждую ночь, и это стало для нас обременительным, в результате чего мы стали жаловаться друг другу. Когда же мы встретили сподвижников Посланника Аллаха, они научили нас, чтобы мы завершали чтение всего Корана в течение недели, и тогда мы молились и спали, и это не было для нас затруднительным». См. «ат-Табакъат» Ибн Са’да (7/113).
Как и другие последователи сподвижников, Абуль-‘Алия разъезжал в другие области исламского мира в поисках знаний.
Абу Хальда передал, что Абуль-‘Алия сказал: «Мы слушали передачу хадисов, (которые передавали люди) от сподвижников Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в Басре, однако, мы не удовлетворились этим, пока не отправились на верховых животных в Медину и услышали их непосредственно с их уст». Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/112), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/174 175).
В другой версии сказано: «Мы слушали передачу хадисов, (которые люди передавали) от сподвижников Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, в Медине и Басре, но не удовлетворились этим, пока не пришли к ним и не услышали это непосредственно от них». Я’къуб ибн Суфйан в «Ма’рифату ва-т-тарих» (1/441), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/174).
Передают со слов Ауфа, что Абуль-‘Алия рассказывал: «(Как-то) я спросил Ибн ‘Аббаса о чём-то, и он сказал: “О Абуль-‘Алия, ты хочешь стать муфтием?” Я ответил: “Нет! Но я опасаюсь, что вы (сподвижники Пророка. – Прим. пер.) уйдёте, а мы останемся (без наставников)”. И тогда он сказал: “Абуль-‘Алия сказал правду!”» Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/176), Ибн аль-‘Адим в «Багъйату-т-таляб» (8/3680).
Абу Джа’фар ар-Рази рассказывал со слов ар-Раби’а ибн Анаса, передавшего, что Абуль-‘Алия сказал: «Я отправлялся к какому-то человеку, находившемуся на расстоянии нескольких дней пути, чтобы услышать от него (хадисы), и затем проверял его молитву. И если я находил, что он совершает её хорошо, то оставался у него, а если видел, что он относится к ней небрежно, отправлялся дальше, не слушая его, и говорил (себе): “К остальному он будет ещё более небрежен!”» Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/220).
В другой версии сказано: «В противном случае я говорил: “Если ты в этом невежественен, то в другом ты будешь ещё невежественным”, после чего уезжал и не спрашивал его больше ни о чём». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/175).
Также Халид Абуль-Мухаджир передал, что Абуль-‘Алия сказал: «Я был в Шаме вместе с Абу Зарром».
Хафиз Ибн ‘Асакир приводит со своим иснадом хадис, в котором сообщается, что Абуль-‘Алия рассказывал:
– Мы находились в Шаме вместе с Абу Зарром (да будет доволен им Аллах), и он сказал: «Я слышал, как Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: “Первым, кто поменяет мою Сунну, станет человек из рода такого-то”. Язид, (который услышал это), спросил: “Это я?”, (на что Абу Зарр) ответил: “Нет”». См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/160)[2].

Он причисляется к тем, кто принимал участие в завоевании Хорасана
Автор книги «Ма’рифату-с-сахаба» Мухаммад ибн Исхакъ ибн Мунейра писал, что Руфай’ Абуль-‘Алия принимал участие с Абу Мусой аль-Аш’ари во время завоевания Асбахана. См. «Тариху Димашкъ» Ибн ‘Асакира (18/165).
Къутайба ибн Са’ид передал со слов Джарира, который рассказывал ему, что Мугъира сказал: «Первым, кто произнёс азан в Мавераннахре[3], был Абуль-‘Алия ар-Рияхи. Когда они пересекли реку, люди проявили беспечность, и тогда он произнёс азан». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/220-221), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/165, 184).

Несмотря на приобретённый опыт, находясь рядом со сподвижниками, и знания, которые он перенял от них, Абуль-‘Алия был скромным человеком, на что указывает то, что сказал ‘Асым аль-Ахваль: «Когда к Абуль-‘Алии присаживались более четырёх человек, он вставал и покидал их». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/217-218), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/183).
Также Хаммад передал, что Шу’айб сказал: «Когда Абуль-‘Алия приходил к нам домой, он говорил: “Не обременяйте (себя из-за) нас, а кормите нас тем, что есть у вас дома!”» Я’къуб ибн Суфйан в «Ма’рифату ва-т-тарих» (3/23-24), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/180).
Сообщается, что Хаммад ибн Саляма сказал: «Однажды, когда Абуль-‘Алия пожелал отправиться в путь, он услышал, как один человек сказал: “О уповающий!”, – и тогда он остался (и не уехал)». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/181).
Про себя Абуль-‘Алия говорил: «Я выучил письменность и Коран, но члены моей семьи не знали об этом, и они никогда не видели на моей одежде (следы) чернил». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/217), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/174).
Сообщается, что Халид ибн Динар сказал: «(Однажды) я сказал Абуль-‘Алие: “Дай мне свою книгу”, – (на что) он сказал: “Я не написал ничего, кроме главы о молитве, и главы о Рае”». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/178).
Вольноотпущенник сакъифитов Мухаджир Абу Халид рассказывал: «Абуль-‘Алия был моим соседом, и он часто говорил мне: “Спрашивай у меня и записывай от меня до того, как ты станешь искать знания у кого-то другого, но не найдёшь его”». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/221), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/178).
Также Абуль-‘Алия сказал: «Я не прикасался к своему половому органу правой рукой уже шестьдесят или семьдесят лет». Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/112), Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/219).
Сообщается, что Хаммад передал от Хумайда (или кого-то другого, который) рассказывал: «(Однажды) Анас ибн Малик (да будет доволен им Аллах) передал Абуль-‘Алие яблоко, которое было у него в руке, и он стал переворачивать его в руке, говоря: “Яблоко, которого коснулась рука, которая касалась руки Посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует”». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/183).
Абу Хальда рассказывал:
– Когда к Абуль-‘Алие заходили его товарищи, он приветствовал их и читал (аят, в котором говорится): «Когда к тебе придут те, которые уверовали в Наши знамения, скажи: “Мир вам/салямун алейкум/!”» (аль-Ан’ам, 6:54). Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/221), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/185).
Он же передал, что слышал, как Абуль-‘Алия говорил: «(Однажды) меня навестил ‘Абдуль-Карим Абу Умаййа, на котором была одежда из шерсти, и я сказал ему: “Это – одежда монаха! Поистине, когда мусульмане навещают (друг друга), они украшаются”». Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/114), Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/217).

Поведение Абуль-‘Алии во время смуты, произошедшей между сподвижниками Пророка (да будет доволен ими Аллах)
Во время смуты, произошедшей между сподвижниками, Абуль-‘Алия отправился на сражение, но вовремя осознав пагубность этого, он отказался от этой затеи. Абуль-Хальда передал, что сам Абуль-‘Алия рассказывал: «Когда наступили времена ‘Али и Му’авии, я был ещё молодым человеком, и для меня сражения были любимее, чем вкусная еда. Я хорошенько приготовился (к сражению) и пришёл к ним, и там наткнулся на два отряда, (которые стояли друг против друга), и не было видно их конца. Когда эти (из одного ряда) произносили слова “Аллаху акбар”, это же делали другие (из другого ряда). Когда эти произносили слова “Ля иляха илля-Ллах”, то же самое делали другие. Тогда я обратился к самому себе и спросил: “Какую из этих сторон я отнесу (к степени) неверных, [а какую к верующим]?! И кто меня принуждает к этому?” И не успел наступить вечер, как я вернулся, оставив их». Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/113), Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/219), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/182).
В версии Абу Ну’айма сказано: «И тогда я прочитал этот аят: “Если же кто-либо убьёт верующего преднамеренно, то возмездием ему будет (адская) Геенна, в которой он пребудет вечно” (ан-Нисаъ, 4:93), после чего вернулся назад, и оставил их».

Из его высказываний
Хаммам ибн Яхйа передал, что Къатада рассказывал им, что Абуль-‘Алия сказал: «Я читал ясные аяты/мухкам/ после смерти вашего Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, в течение десяти лет, и Аллах даровал мне две милости, но я не знаю какая из них лучше: то, что Он наставил меня на Ислам, или то, что Он не сделал меня харуритом[4] (хариджитом)». См. «ат-Табакъат» Ибн Са’да (9/112), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/179).
Передают со слов ‘Асыма аль-Ахваля, что Абуль-‘Алия сказал: «Я не знаю, какая из двух милостей (Аллаха) лучше: то, что Аллах привёл меня к Исламу, или то, что Он спас меня от этих (порочных) страстей». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/218).
Передают со слов Хафсы бинт Сирин, что Абуль-‘Алия сказал: «Есть две великие милости, которыми мы наделены (Аллахом), и мы не знаем, какая из них лучше: или то, что (Аллах) спас меня от многобожия, либо то, что Он избавил меня о того, чтобы быть приверженцем этих нововведений». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/179).
Хаммад ибн Саляма передал от Сабита, что Абуль-‘Алия сказал: «Поистине, я надеюсь, что не погибнет (тот) раб (Аллаха), который пребывает между двумя милостями: милость, за которую он воздаёт хвалу Аллаху, и грех, за который он просит Аллаха простить его». Ибн Аби ад-Дунья в «аш-Шукр» (88), аль-Байхакъи в «Шу’аб аль-Иман» (4195), Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/219), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/185), аз-Захаби в «ас-Сияр» (4/210).
Мухаммад ибн Мус’аб передал от Абу Джа’фара ар-Рази, (передавшего) от ар-Раби’а, что Абуль-‘Алия сказал: «Поистине, Аллах решил относительно Самого Себя, что того, кто уверует в Него, Он наставит на прямой путь, и подтверждение этого содержится в Книге Аллаха: “Аллах наставляет сердце того, кто уверовал в Него” (ат-Тагъабун, 64:11). Для того, кто станет на Него уповать, Его будет достаточно, и подтверждение этого содержится в Книге Аллаха: “Тому, кто уповает на Аллаха, достаточно Его” (ат-Талякъ, 65:3). Тому, кто даст Ему заём, Он вознаградит, и подтверждение этого содержится в Книге Аллаха: “Кто красиво даст взаймы Аллаху, чтобы Он увеличил его (награду) многократно?” (аль-Бакъара, 2:245). Того, кто будет прибегать к защите от Его наказания, – Он защитит, и подтверждение этого содержится в Книге Аллаха: “Крепко держитесь за вервь Аллаха все вместе и не разделяйтесь” (Али ‘Имран, 3:103), и вервь – это уверенность в Аллахе. Тому, кто станет взывать к Нему, Он ответит (на его зов), и подтверждение этого содержится в Книге Аллаха: “Если Мои рабы спросят тебя обо Мне, то ведь Я близок и отвечаю на зов молящего, когда он взывает ко Мне” (аль-Бакъара, 2:186)». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/221-222), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/185).
Ма’мар передал со слов ‘Асыма, что, обращаясь к некоторым людям, Абуль-‘Алия говорил: «Вы совершаете больше молитв и соблюдаете больше постов, чем те, кто был до вас, однако с ваших языков течёт ложь!» Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/184), аз-Захаби в «ас-Сияр» (4/210).
Сообщается, что Абу Хальда сказал:
– Я слышал, как Абуль-‘Алия говорил: «Поистине, наилучшая милостыня – это чтобы ты подавал её своей правой рукой, и прятал её от своей левой». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/217).
Ибн ‘Уйейна передал, что он слышал, как ‘Асым аль-Ахваль рассказывал со слов Абуль-‘Алии, который сказал: «Учите Коран! Когда же вы выучите его, то не оставляйте его (не читая). И вам следует остерегаться этих страстей, ибо они поселяют между вами вражду и ненависть. Мы же, поистине, читали Коран за пятнадцать лет до убийства», – имея в виду ‘Усмана.
Он сказал: «Когда я рассказал об этом аль-Хасану (аль-Басри), он сказал: “Клянусь Аллахом, Он дал тебе (хорошее) наставление, и сказал тебе правду!”» Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/218), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/171).
Также Абу Хальда рассказывал:
– Я слышал, как Абуль-‘Алия говорил: «Учите из Корана по пять аятов, и тогда вы сможете его запомнить. И Джибрил снисходил (с небес) с ним, (передавая Пророку, да благословит его Аллах и приветствует,) по пять аятов». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/219-220).
Сообщается, что Халид ибн Динар сказал:
– Я слышал, как Абуль-‘Алия сказал: «Мы причисляли к самым тяжким грехам, когда человек учил Коран, после чего спал, (не читая) его (по ночам) до тех пор, пока не забывал его». См. «Сыфату-с-сафва» Ибн аль-Джаузи (2/125).
Сообщается, что Абу Хальда сказал: «Я слышал, как Абуль-‘Алия говорил: “Если бы я проходил мимо двери сборщика налогов или сборщика десятины, то не выпил бы у него (даже) воды”». Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/114).
Передают со слов ‘Усмана, что Абуль-‘Алия рассказывал: «Сподвижники (Пророка) Мухаммада, да благословит его Аллах и приветствует, сказали мне: “Не делай ничего кроме, как ради Аллаха, иначе Всемогущий и Великий Аллах поручит тебя тому, кому ты посвящал свои деяния!”» Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/220), Ибн аль-Джаузи в «Сыфату-с-сафва» (2/125).

Передают со слов Абу Хальды, что Абуль-‘Алия сказал: «Нам было велено отмеривать и подсчитывать то, что мы давали слуге, опасаясь того, чтобы они не приучились к плохим нравам, или чтобы кто-то из нас не думал плохое (о них)». аль-Бухари в «аль-Адабуль-муфрад» (167). Шейх аль-Албани назвал сообщение достоверным. См. «Сахих аль-Адабуль-муфрад» (124).

Передают со слов Абу Хальды, что Абуль-‘Алия сказал: «Больше всего, что я слышал от ‘Умара (да будет доволен им Аллах), было то, что он говорил: “О Аллах, избавь нас и будь снисходителен к нам!”» Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/112).
Ма’мар передал со слов Сабита, что Абуль-‘Алия сказал: «Когда (Пророк) ‘Иса, сын Марьям, был вознесён (на небеса), он оставил (после себя) только одежду из шерсти, кожаные носки пастуха и рогатку, из которой метают (камешками) в птиц». Абу Ну’айм в «Хильятуль-аулияъ» (2/221).
Сам же Абуль-‘Алия перед своей смертью завещал раздать всё своё имущество.
Шу’айб ибн аль-Хабхаб сказал: «Абуль-‘Алия завещал всё своё имущество». Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (9/111).
Сообщается, что Абу Хальда рассказывал, что Абуль-‘Алия сказал: «То, что я оставил из имущества, то треть его (завещаю использовать) на пути Аллаха. (Другая) треть его – членам дома Пророка, да благословит его Аллах и приветствует, и (оставшуюся) треть – беднякам из числа мусульман. И отдайте право моей жены». Я спросил: «А как же твои (бывшие) владельцы?» (На это) он сказал: «Свободный (человек) делает то, что пожелает!» Ибн Са’д в «ат-Табакъат» (7/112), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/167-168).

Из другого его завещания
Хаммад ибн Саляма передал со слов ‘Асыма аль-Ахваля о том, что Абуль-‘Алия завещал Муваррикъу аль-‘Иджли, чтобы тот воткнул на его могиле две голые пальмовые ветви. Муваррикъ сказал: «Это же завещал (сподвижник Пророка, да благословит его Аллах и приветствует,) Бурайда аль-Аслями, да будет доволен им Аллах».

Его смерть
Саййар ибн Саляма сказал: «Я зашёл к Абуль-‘Алие во время его болезни, от которой он умер, и он сказал: «Поистине, наиболее любимым для меня является то, что больше всего любит Всемогущий и Великий Аллах». Ибн Аби ад-Дунья в «аль-Марад валь-каффарат» (206) и «Рида ‘ани-Ллях» (39), Ибн аль-Джаузи в «Сыфату-с-сафва» (2/125), Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/189).
Сообщается, что Абу Хальда рассказывал: «(Незадолго до своей смерти) Абуль-‘Алия сказал: “К (появлению) молодого месяца, меня постигнет такое тяжёлое положение, которое не постигало меня ранее!” Тогда его жена сказала: “Ты утверждаешь, что умрёшь?!”, на что он сказал: “Я видел (во сне), как ел свежие спелые финики и виноград, подобных которым я не ел никогда”».
(Абу Хальда) сказал: «И он скончался после появления молодого месяца в третий день (месяца) шавваля». Ибн ‘Асакир в «Тариху Димашкъ» (18/189-190).
Также Абу Хальда сказал: «Абуль-‘Алия скончался в понедельник, в месяце шаввале девяностого (в другой версии: девяносто третьего года по хиджре)». См. «Тариху Димашкъ» (18/163).
Халифа ибн Хаййат, аль-Бухари и другие сказали: «Он умер в девяносто третьем году». См. «Тариху Димашкъ» (18/191).
Ибн Са’д сказал: «Он скончался во времена правления аль-Хаджаджа». См. «Тариху Димашкъ» (18/163).
Но неприемлемым (мнением) является то, которое ошибочно высказал аль-Мадаини, который сказал: «Он скончался в 106-м году». См. «ас-Сияр» (4/207-214) с изменениями и дополнениями из других источников.
______________________________
[1] Однако это недостоверно, так как он не дожил до правления ‘Умара ибн ‘Абдуль-‘Азиза, который стал халифом только в 99-м году по хиджре. Возможно, что он приезжал к нему, когда ‘Умар был наместником Медины, куда его в 87-м году хиджры назначил халиф аль-Валид ибн ‘Абдуль-Малик, а Аллах знает об этом лучше. Прим. пер.

[2] Также этот хадис приводят Абу Я’ля (871), Ибн Аби Шейба (35866), Ибн Аби ‘Асым (63), Абу Ну’айм в «Тариху Асбахан» (1/132), и др. Хадис хороший. См. «Сахих аль-Джами’ ас-сагъир» (2582).
Шейх аль-Албани, после того, как привёл этот хадис из версии Ибн Аби ‘Асыма в «аль-Аваиль» (7/2) и разобрал степень его достоверности, сказал: «Возможно, что в этом хадисе имеется в виду изменение порядка избрания халифа и превращение этого в наследование, а Аллах знает лучше». См. «ас-Сильсиля ас-сахиха» (4/330).

[3] Ар. «ما وراء النهر» букв. – «то, что находится за рекой» – историческая область, которую завоевали мусульмане в VII—VIII веках. Название «Мавераннахр» появилось во время арабского завоевания Средней Азии и первоначально означало бескрайние территории по правому берегу Джейхуна (ныне Амударья). Позднее под «Мавераннахром» понимался регион строго между реками Джейхун и Сейхун (ныне Сырдарья), то есть регион, где большую часть территории занимают орошаемые земли, горы и степи. Именно в Мавераннахре находились важнейшие города исламского мира того периода, а также города с высокой культурой и цивилизацией, такие как Самарканд, Бухара, Шаш, Нахшаб, Кармана, Фергана, Худжанд, Кеш и другие. Ист. Википедия.

[4] Это слово происходит от названия поселения Харураъ, которое находилось на окраине Куфы. Там в первые появились хариджиты, когда они выступили против повелителя правоверных ‘Али ибн Аби Талиба, да будет доволен им Аллах.

 

Перевод с арабского:
Проект «Энциклопедия хадисов»
https://hadis.uk/

 

 

85 – أَبُو العَالِيَةِ رُفَيْعُ بنُ مِهْرَانَ الرِّيَاحِيُّ البَصْرِيُّ (ع)

 

الإِمَامُ، المُقْرِئُ، الحَافِظُ، المُفَسِّرُ، أَبُو العَالِيَةِ الرِّيَاحِيُّ، البَصْرِيُّ، أَحَدُ الأَعْلاَمِ.
كَانَ مَوْلَىً لامْرَأَةٍ مِنْ بَنِي رِيَاحِ بنِ يَرْبُوْعٍ، ثُمَّ مِنْ بَنِي تَمِيْمٍ.
أَدْرَك زَمَانَ النَّبِيِّ -صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ- وَهُوَ شَابٌّ، وَأَسْلَمَ فِي خِلاَفَةِ أَبِي بَكْرٍ الصِّدِّيْقِ، وَدَخَلَ عَلَيْهِ.
وَسَمِعَ مِنْ: عُمَرَ، وَعَلِيٍّ، وَأُبَيٍّ، وَأَبِي ذَرٍّ، وَابْنِ مَسْعُوْدٍ، وَعَائِشَةَ، وَأَبِي مُوْسَى، وَأَبِي أَيُّوْبَ، وَابْنِ عَبَّاسٍ، وَزَيْدِ بنِ ثَابِتٍ، وَعِدَّةٍ.
وَحَفِظَ القُرْآنَ، وَقَرَأَهُ عَلَى: أُبَيِّ بنِ كَعْبٍ، وَتَصَدَّرَ لإِفَادَةِ العِلْمِ، وَبعُدَ صِيْتُهُ.
قَرَأَ عَلَيْهِ: أَبُو عَمْرٍو بنُ العَلاَءِ — فِيْمَا قِيْلَ — وَمَا ذَاكَ بِبَعِيْدٍ فَإِنَّهُ تَمِيْمِيٌّ، وَكَانَ مَعَهُ بِبَلَدِهِ، وَأَدْرَكَ مِنْ حَيَاةِ أَبِي العَالِيَةِ نَيِّفاً وَعِشْرِيْنَ سَنَةً. (4/208)
قَالَ أَبُو عَمْرٍو الدَّانِيُّ: أَخَذَ أَبُو العَالِيَةِ القِرَاءةَ عَرْضاً عَنْ: أُبَيٍّ، وَزَيْدٍ، وَابْنِ عَبَّاسٍ.
وَيُقَالُ: قَرَأَ عَلَى عُمَرَ.
رَوَى عَنْهُ القِرَاءةَ عَرْضاً: شُعَيْبُ بنُ الحَبْحَابِ، وَآخَرُوْنَ.
قَالَ قَتَادَةُ: قَالَ أَبُو العَالِيَةِ:
قَرَأْتُ القُرْآنَ بَعْد وَفَاةِ نَبِيِّكُم -صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ- بِعَشْرِ سِنِيْنَ.
وَرَوَى: مُعْتَمِرُ بنُ سُلَيْمَانَ، وَغَيْرُهُ، عَنْ هِشَامِ بنِ حَسَّانٍ، عَنْ حَفْصَةَ بِنْتِ سِيْرِيْنَ، قَالَتْ:
قَالَ لِي أَبُو العَالِيَةِ: قَرَأْتُ القُرْآنَ عَلَى عُمَرَ -رَضِيَ اللهُ عَنْهُ- ثَلاَثَ مِرَارٍ.
وَعَنْ أَبِي خَلْدَةَ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
كَانَ ابْنُ عَبَّاسٍ يَرْفَعُنِي عَلَى السَّرِيْرِ، وَقُرَيْشٌ أَسْفَلَ مِنَ السَّرِيْرِ، فَتَغَامَزَتْ بِي قُرَيْشٌ.
فَقَالَ ابْنُ عَبَّاسٍ: هَكَذَا العِلْمُ يَزِيْدُ الشَّرِيْفَ شَرَفاً، وَيُجْلِسُ المَمْلُوْكَ عَلَى الأَسِرَّةِ.
قُلْتُ: هَذَا كَانَ سَرِيْرَ دَارِ الإِمْرَةِ، لَمَّا كَانَ ابْنُ عَبَّاسٍ مُتَوَلِّيَهَا لِعَلِيٍّ -رَضِيَ اللهُ عَنْهُمَا-.
قَالَ أَبُو بَكْرٍ بنُ أَبِي دَاوُدَ: وَلَيْسَ أَحَدٌ بَعْدَ الصَّحَابَةِ أَعْلَمَ بِالقُرْآنِ مِنْ أَبِي العَالِيَةِ، وَبَعْدَهُ: سَعِيْدُ بنُ جُبَيْرٍ.
وَقَدْ وَثَّقَ أَبَا العَالِيَةِ: الحَافِظَانِ؛ أَبُو زُرْعَةَ، وَأَبُو حَاتِمٍ. (4/209)
قَالَ خَالِدٌ أَبُو المُهَاجِرِ: عَنْ أَبِي العَالِيَةِ: كُنْتُ بِالشَّامِ مَعَ أَبِي ذَرٍّ.
وَقَالَ أَبُو خَلْدَةَ خَالِدُ بنُ دِيْنَارٍ: سَمِعْتُ أَبَا العَالِيَةِ يَقُوْلُ:
كُنَّا عَبِيْداً مَمْلُوْكِيْنَ، مِنَّا مَنْ يُؤَدِّي الضَّرَائِبَ، وَمِنَّا مَنْ يَخْدُمُ أَهْلَهُ، فَكُنَّا نَخْتِمُ كُلَّ لَيْلَةٍ، فَشَقَّ عَلَيْنَا، حَتَّى شَكَا بَعْضُنَا إِلَى بَعْضٍ، فَلَقِيْنَا أَصْحَابَ رَسُوْلِ اللهِ -صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ- فَعَلَّمُوْنَا أَنْ نَخْتِمَ كُلَّ جُمُعَةٍ، فَصَلَّيْنَا، وَنِمْنَا، وَلَمْ يَشُقَّ عَلَيْنَا.
قَالَ أَبُو خَلْدَةَ: ذُكِرَ الحَسَنُ البَصْرِيُّ لأَبِي العَالِيَةِ، فَقَالَ: رَجُلٌ مُسْلِمٌ، يَأْمُرُ بِالمَعْرُوْفِ، وَيَنْهَى عَنِ المُنْكَرِ، وَأَدْرَكْنَا الخَيْرَ، وَتَعَلَّمْنَا قَبْلَ أَنْ يُوْلَدَ.
وَكُنْتُ آتِي ابْنَ عَبَّاسٍ، وَهُوَ أَمِيْرُ البَصْرَةِ، فَيُجْلِسُنِي عَلَى السَّرِيْرِ، وَقُرَيْشٌ أَسْفَلُ.
وَرَوَى: جَرِيْرٌ، عَنْ مُغِيْرَةَ، قَالَ:
كَانَ أَشْبَهُ أَهْلِ البَصْرَةِ عِلْماً بِإِبْرَاهِيْمَ النَّخَعِيِّ أَبُو العَالِيَةِ.
وَقَالَ أَبُو جَعْفَرٍ الرَّازِيُّ: عَنِ الرَّبِيْعِ بنِ أَنَسٍ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
كُنْتُ أَرْحَلُ إِلَى الرَّجُلِ مَسِيْرَةَ أَيَّامٍ لأَسْمَعَ مِنْهُ، فَأَتَفَقَّدُ صَلاَتَهُ، فَإِنْ وَجَدْتُهُ يُحْسِنُهَا، أَقَمْتُ عَلَيْهِ، وَإِنْ أَجِدْهُ يُضِيِّعُهَا، رَحَلْتُ وَلَمْ أَسْمَعْ مِنْهُ، وَقُلْتُ: هُوَ لِمَا سِوَاهَا أَضْيَعُ.
قَالَ شُعَيْبُ بنُ الحَبْحَابِ: حَابَيْتُ أَبَا العَالِيَةِ فِي ثَوْبٍ، فَأَبَى أَنْ يَشْتَرِيَ مِنِّي الثَّوْبَ.
قَالَ أَبُو خَلْدَةَ: قَالَ أَبُو العَالِيَةِ:
لَمَّا كَانَ زَمَانُ عَلِيٍّ وَمُعَاوِيَةَ، وَإِنِّي لَشَابٌّ، القِتَالُ أَحَبُّ إِلَيَّ مِنَ الطَّعَامِ الطَّيِّبِ، فَتَجَهَّزْتُ بِجَهَازٍ حَسَنٍ حَتَّى أَتَيْتُهُم، فَإِذَا صَفَّانِ مَا يُرَى طَرَفَاهُمَا، إِذَا كَبَّرَ هَؤُلاَءِ، كَبَّرَ هَؤُلاَءِ، وَإِذَا هَلَّلَ هَؤُلاَءِ، هَلَّلَ هَؤُلاَءِ، فَرَاجَعْتُ نَفْسِي، فَقُلْتُ: أَيُّ الفَرِيْقَيْنِ أُنَزِّلُهُ كَافِراً؟ وَمَنْ أَكْرَهَنِي عَلَى هَذَا؟
قَالَ: فَمَا أَمْسَيْتُ حَتَّى رَجَعْتُ، وَتَرَكْتُهُم. (4/210)
قَالَ عَاصِمٌ الأَحْوَلُ: كَانَ أَبُو العَالِيَةِ إِذَا جَلَسَ إِلَيْهِ أَكْثَرُ مِنْ أَرْبَعَةٍ، قَامَ، فَتَرَكَهُم.
مَعْمَرٌ: عَنْ عَاصِمٍ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ: أَنْتُم أَكْثَرُ صَلاَةً وَصِيَاماً مِمَّنْ كَانَ قَبْلَكُم، وَلَكِنَّ الكَذِبَ قَدْ جَرَى عَلَى أَلْسِنَتِكُم.
زَيْدُ بنُ الحُبَابِ: حَدَّثَنَا خَالِدُ بنُ دِيْنَارٍ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
تَعَلَّمْتُ الكِتَابَةَ وَالقُرْآنَ، فَمَا شَعَرَ بِي أَهْلِي، وَلاَ رُئِيَ فِي ثَوْبِي مِدَادٌ قَطُّ.
ابْنُ عُيَيْنَةَ: سَمِعْتُ عَاصِماً الأَحْوَلَ، يُحَدِّثُ عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
تَعَلَّمُوا القُرْآنَ، فَإِذَا تَعْلَّمْتُمُوْهُ، فَلاَ تَرْغَبُوا عَنْهُ، وَإِيَّاكُم وَهَذِهِ الأَهْوَاءَ، فَإِنَّهَا تُوْقِعُ العَدَاوَةَ وَالبَغْضَاءَ بَيْنَكُم، فَإِنَّا قَدْ قَرَأْنَا القُرْآنَ قَبْلَ أَنْ يُقْتَلَ -يَعْنِي: عُثْمَانَ- بِخَمْسَ عَشْرَةَ سَنَةً.
قَالَ: فَحَدَّثْتُ بِهِ الحَسَنَ، فَقَالَ: قَدْ نَصَحَكَ -وَاللهِ- وَصَدَقَكَ.
أَبُو نُعَيْمٍ: حَدَّثَنَا أَبُو خَلْدَةَ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
مَا مَسَسْتُ ذَكَرِي بِيَمِيْنِي منذُ سِتِّيْنَ، أَوْ سَبْعِيْنَ سَنَةً.
حَمَّادُ بنُ سَلَمَةَ: عَنْ ثَابِتٍ، أَنَّ أَبَا العَالِيَةِ قَالَ:
إِنِّي لأَرْجُو أَنْ لاَ يَهْلِكَ عَبْدٌ بَيْنَ نِعْمَتَيْنِ: نِعْمَةٍ يَحْمَدُ اللهُ عَلَيْهَا، وَذَنْبٍ يَسْتَغْفِرُ اللهَ مِنْهُ. (4/211)
وَقَالَ أَبُو خَلْدَةَ: سَمِعْتُ أَبَا العَالِيَةِ يَقُوْلُ:
تَعَلَّمُوا القُرْآنَ خَمْسَ آيَاتٍ، خَمْسَ آيَاتٍ، فَإِنَّهُ أَحْفَظُ عَلَيْكُم، وَجِبْرِيْلُ كَانَ يَنْزِلُ بِهِ خَمْسَ آيَاتٍ، خَمْسَ آيَاتٍ.
قُتَيْبَةُ: حَدَّثَنَا جَرِيْرٌ، عَنْ مُغِيْرَةَ، قَالَ:
أَوَّلُ مَنْ أَذَّنَ بِمَا وَرَاءَ النَّهْرِ: أَبُو العَالِيَةِ الرِّيَاحِيُّ.

أَبُو خَلْدَةَ، قَالَ: كَانَ أَبُو العَالِيَةِ إِذَا دَخَلَ عَلَيْهِ أَصْحَابٌ، يُرَحِّبُ بِهِم، وَيَقْرَأُ: {وَإِذَا جَاءكَ الَّذِيْنَ يُؤْمِنُوْنَ بِآيَاتِنَا، فَقُلْ: سَلاَمٌ عَلَيْكُم}، الآيَةَ [الأَنْعَامُ: 54].
مُحَمَّدُ بنُ مُصْعَبٍ: عَنْ أَبِي جَعْفَرٍ الرَّازِيِّ، عَنِ الرَّبِيْعِ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ: إِنَّ اللهَ قَضَى عَلَى نَفْسِهِ أَنَّ:
مَنْ آمَنَ بِهِ هَدَاهُ، وَتَصْدِيْقُ ذَلِكَ فِي كِتَابِ اللهِ: {وَمَنْ يُؤْمِنْ بِاللهِ يَهْدِ قَلْبَهُ} [التَّغَابُنُ: 11].
وَمَنْ تَوَكَّلَ عَلَيْهِ كَفَاهُ، وَتَصْدِيْقُ ذَلِكَ فِي كِتَابِ اللهِ: {وَمَنْ يَتَوَكَّلْ عَلَى اللهِ فَهُوَ حَسْبُهُ} [الطَّلاَقُ: 3].
وَمَنْ أَقْرَضَهُ جَازَاهُ، وَتَصْدِيْقُ ذَلِكَ فِي كِتَابِ اللهِ: {مَنْ ذَا الَّذِي يُقْرِضُ اللهَ قَرْضاً حَسَناً، فَيُضَاعِفَهُ لَهُ أَضْعَافاً كَثِيْرَةً} [البَقَرَةُ: 245].
وَمَنِ اسْتَجَارَ مِنْ عَذَابِهِ أَجَارَهُ، وَتَصْدِيْقُ ذَلِكَ فِي كِتَابِ اللهِ: {وَاعْتَصِمُوا بَحْبِلِ اللهِ جَمِيْعاً} [آلُ عِمْرَانَ: 103]، وَالاعْتِصَامُ: الثِّقَةُ بِاللهِ.
وَمَنْ دَعَاهُ أَجَابَهُ، وَتَصْدِيْقُ ذَلِكَ فِي كِتَابِ اللهِ: {وَإِذَا سَأَلَكَ عِبَادِي عَنِّي، فَإِنِّي قَرِيْبٌ، أُجِيْبُ دَعْوَةَ الدَّاعِ إِذَا دَعَانِ} [البَقَرَةُ: 186]. (4/212)
وَمِنْ مَرَاسِيْلِ أَبِي العَالِيَةِ الَّذِي صَحَّ إِسْنَادُهُ إِلَيْهِ: الأَمْرُ بِإِعَادَةِ الوُضُوْءِ، وَالصَّلاَةِ عَلَى مَنْ ضَحِكَ فِي الصَّلاَةِ.
وَبِهِ يَقُوْلُ أَبُو حَنِيْفَةَ، وَغَيْرُهُ مِنْ أَئِمَّةِ العِلْمِ.
وَقَالَ أَبُو حَاتِمٍ: حَدَّثَنَا حَرْمَلَةُ، سَمِعْتُ الشَّافِعِيَّ يَقُوْلُ:
حَدِيْث أَبِي العَالِيَةِ الرِّيَاحِيِّ قَالَ أَبُو حَاتِمٍ — يَعْنِي: مَا يُرْوَى فِي الضَّحِكِ فِي الصَّلاَةِ-.
وَرَوَى: حَمَّادُ بنُ زَيْدٍ، عَنْ شُعَيْبِ بنِ الحَبْحَابِ، قَالَ:
قَالَ أَبُو العَالِيَةِ: اشْتَرَتْنِي امْرَأَةٌ، فَأَرَادَتْ أَنْ تُعْتِقَنِي، فَقَالَ بَنُوْ عَمِّهَا: تُعْتِقِيْنَهُ، فَيَذْهَبَ إِلَى الكُوْفَةِ، فَيَنْقَطِعَ؟!
فَأَتَتْ لِي مَكَاناً فِي المَسْجِدِ، فَقَالَتْ: أَنْتَ سَائِبَةٌ — تُرِيْدُ: لاَ وَلاَء لأَحَدٍ عَلَيْكَ -.
قَالَ: فَأَوْصَى أَبُو العَالِيَةِ بِمَالِهِ كُلِّهِ.
وَقَالَ أَبُو خَلْدَةَ: عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
مَا تَرَكْتُ مِنْ مَالٍ، فَثُلُثُهُ فِي سَبِيْلِ اللهِ، وَثُلثُهُ فِي أَهْلِ بَيْتِ النَّبِيِّ -صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ- وَثُلُثُهُ فِي الفُقَرَاءِ.
قُلْتُ لَهُ: فَأَيْنَ مَوَالِيْكَ؟
قَالَ: السَّائِبَةُ يَضَعُ نَفْسَهُ حَيْثُ شَاءَ.
هَمَّامُ بنُ يَحْيَى: حَدَّثَنَا قَتَادَةُ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
قَرَأْتُ المُحْكَمَ بَعْد وَفَاةِ نَبِيِّكُم -صَلَّى اللهُ عَلَيْهِ وَسَلَّمَ- بِعَشْرِ سِنِيْنَ، فَقَدْ أَنْعَمَ اللهُ عَلَيَّ بِنِعْمَتَيْنِ، لاَ أَدْرِي أَيُّهُمَا أَفَضْلُ: أَنْ هَدَانِي لِلإِسْلاَمِ، وَلَمْ يَجْعَلْنِي حَرُوْرِيّاً. (4/213)
قَالَ أَبُو خَلْدَةَ: سَمِعْتُ أَبَا العَالِيَةِ يَقُوْلُ:
زَارَنِي عَبْدُ الكَرِيْمِ أَبُو أُمَيَّةَ، وَعَلَيْهِ ثِيَابٌ صُوْفٌ، فَقُلْتُ لَهُ: هَذَا زِيُّ الرُّهْبَانِ، إِنَّ المُسْلِمِيْنَ إِذَا تَزَاوَرُوا، تَجَمَّلُوا.
وَرَوَى: حَمَّادُ بنُ سَلَمَةَ، عَنْ عَاصِمٍ الأَحْوَلِ:
أَنَّ أَبَا العَالِيَةِ أَوْصَى مُوَرِّقاً العِجْلِيَّ أَنْ يَجْعَلَ فِي قَبْرِهِ جَرِيْدَتَيْنِ.
وَقَالَ مُوَرِّقٌ: وَأَوْصَى بُرَيْدَةُ الأَسْلَمِيُّ -رَضِيَ اللهُ عَنْهُ- أَنْ يُوْضَعَ فِي قَبْرِهِ جَرِيْدَتَانِ.
قَرَأْتُ عَلَى إِسْحَاقَ الأَسَدِيِّ: أَخْبَرَكُمُ ابْنُ خَلِيْلٍ، أَنْبَأَنَا أَبُو المَكَارِمِ التَّيْمِيُّ، أَنْبَأَنَا الحَدَّادُ، أَنْبَأَنَا أَبُو نُعَيْمٍ، حَدَّثَنَا سُلَيْمَانُ بنُ أَحْمَدَ، حَدَّثَنَا إِسْحَاقُ، أَنْبَأَنَا عَبْدُ الرَّزَّاقِ، أَنْبَأَنَا مَعْمَرٌ، عَنْ ثَابِتٍ، عَنْ أَبِي العَالِيَةِ، قَالَ:
مَا تَرَكَ عِيْسَى ابْنُ مَرْيَمَ -عَلَيْهِ السَّلاَمُ- حِيْنَ رُفِعَ إِلاَ مِدْرَعَةَ صُوْفٍ، وَخُفَّيْ رَاعٍ، وَقَذَّافَةً يَقْذِفُ بِهَا الطَّيْرَ.
قَالَ أَبُو خَلْدَةَ: مَاتَ أَبُو العَالِيَةِ فِي شَوَّالٍ، سَنَةَ تِسْعِيْنَ.
وَقَالَ البُخَارِيُّ، وَغَيْرُهُ: مَاتَ سَنَةَ ثَلاَثٍ وَتِسْعِيْنَ.
وَشَذَّ: المَدَائِنِيُّ، فَوَهِمَ، وَقَالَ: مَاتَ سَنَةَ سِتٍّ وَمائَةٍ. (4/214)

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Давайте проверим, что вы не спамбот *Достигнут лимит времени. Пожалуйста, введите CAPTCHA снова.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.