Биография ‘Амира ибн Шарахиль аш-Ша’би

      Имам аш-Ша’би ‘Амир ибн Шарахиль   Биография аш-Ша‘би, ‘Амира ибн Шарахиля ибн ‘Абд ибн Зу-Кибар (рахимахуЛлах), хадисы которого приводятся во всех сборниках Сунны. Из книги имама аз-Захаби «Сияру а’лями ан-нубаляъ».

Жизнеописание шейха аль-Албани

    Шейх аль-Албани — мухаддис нашего времени и защитник Сунны         Родословная, дата и место рождения шейха   Полное имя шейха — Абу ‘Абд ар-Рахман Мухаммад Насируддин ибн Нух Наджати ибн Адам аль-Албани. Нисбу аль-Албани («албанец») он взял по стране своего рождения — Албания[1]. Точная дата рождения шейха неизвестна. По его словам[2] он родился в 1333 году от Хиджры (1914 г. по григорианскому календарю), в городе Шкодер (северо-запад Албании).   Политическая ситуация в Албании накануне рождения шейха и в первые годы его жизни   Шейх аль-Албани родился во время больших социально-политических потрясений в стране. Весной 1912 г. в Албании (которая входила в состав Османской империи с 1478 г.) вспыхнуло крупное национальное восстание. Нестабильной ситуацией решили воспользоваться соседние государства (Болгария, Греция, Сербия и Черногория), стремившиеся расширить свои территории. В октябре того же года страны Балканского союза объявили Турции войну и напали на Албанию[3]. В ноябре 1912 г. во Влёре (город на юге Албании) была провозглашена независимость от Османской империи. Одним из подписантов Декларации независимости был будущий правитель Албании, 17-летний Ахмет Зогу. Однако независимость была лишь формальной. Фактически над Албанией был установлен протекторат Австро-Венгрии, Великобритании, Германии, Италии, России и Франции. Поэтому неудивительно, что с началом Первой мировой войны Албания раскололась по религиозным и племенным признакам, превратившись в арену соперничества противостоящих государств. Греция, Италия, Австро-Венгрия, Болгария, Франция поочерёдно оккупировали разные части страны. Например, родной город шейха, который родился в год начала Первой мировой войны, несколько раз оказывался под оккупацией различных европейских держав. В июне 1915 г. Шкодербыл занят черногорцами, в январе 1916 г. — войсками Австро-Венгерской империи, в ноябре 1918 —французами, а в 1919 г. — вновь передан Албании.

«Булюг аль-Марам» хафиза Ибн Хаджара. Краткая автобиография автора комментария “Итхаф аль-Кирам” Сафий ар-Рахмана аль-Мубаракпури

Краткая автобиография автора комментария “Итхаф аль-Кирам” (“Дар великодушных”) Сафий ар-Рахмана аль-Мубаракпури (с небольшими изменениями) — Хвала Аллаху, Господу людей и джиннов, Господу всего сущего! Мир и благословение Аллаха господину всех посланников Пророку Мухаммаду, его роду, его сподвижникам и всем, кто последовал и последует его путем вплоть до наступления Судного дня! Мое полное имя Абу Хишам Сафий ар-Рахман ибн ‘Абдуллах ибн Мухаммад Акбар аль-Мубаракпури аль-‘Азами. Я родился в середине 1942 г. в поселке Хусейнабад, расположенном в одной миле к северу от Мубакирпура. Этот город находится в одной из северных провинций Индии в области Азмагар и известен своим кустарным промыслом. Я начал изучать Коран в родном поселке, где обучался у своего деда и своего дяди по отцовской линии. Затем я поступил в медресе “Арабиа Дар ат-Та‘лим” в Мубаракпуре, где получил начальное исламское образование на арабском и фарсидском языках. В месяце шавваль 1373 г. по мусульманскому летоисчислению (июнь 1954 г.) я поступил в медресе “Ихйа аль-‘Улум” в Мубаракпуре, где продолжил изучать исламские дисциплины и арабскую литературу. Спустя два года, в месяце шавваль 1375 г. по мусульманскому летоисчислению (май 1956 г.) я поступил в медресе “Файд ‘Аам” в Маунат Банджане (область Азамгар), где получил высшее образование. После семи лет изучения исламских дисциплин, в месяце ша‘бан 1380 г. по мусульманскому летоисчислению, я получил степень фадилат вышеуказанного института. Сдав с высокими отметками экзамены Государственного Управления по образованию, в 1959 г. я получил степень маулви, а в 1960 г. – степень алима. После изменения в системе арабских школ я дважды в 1976 и 1978 гг. сдал с высокими отметками экзамены Государственного Управления по образованию для получения степени фадил. Закончив обучение в медресе “Файд ‘Аам” я начал преподавательскую деятельность. Начиная с 1961 г., я давал уроки, читал лекции, выступал с проповедями. Неблагоприятные обстоятельства не позволяли мне долго оставаться на одном месте. С марта 1963 г. я преподавал в медресе “Файд ‘Аам” в Маунат Банджане. В феврале 1966 г. я перевелся в медресе “Дар аль-Хадис” в том же городе. В январе 1969 г. я был назначен на должность директора медресе “Файд аль-‘Улум” в городе Сеони. В 1972 г. мне предложили должность директора моего родного медресе “Арабиа Дар ат-Та‘лим”. Еще через два года мне предложили должность преподавателя в университете “Салафийа Банарас”, в котором я проработал с шавваля 1394 г. по мусульманскому летоисчислению (октябрь 1974 г.) до зу-ль-хиджжы 1408 г. по мусульманскому летоисчислению (июль 1988 г.). В 1408 г. по мусульманскому летоисчислению при Исламском Университете в г. Медина был создан исследовательский институт “Центр по изучению жизнеописания Пророка”. Меня отобрали для работы в этом институте, где мне было поручено подготовить экциклопедический труд по жизнеописанию Пророка, мир ему и благословение Аллаха. В этом институте я работаю по сегодняшний день. По милости Аллаха я начал писать труды богословского характера уже в самом начале моей карьеры. В течение моей преподавательской деятельности я написал около семнадцати книг на языке урду и на арабском языке. Когда в 1980 г. при Университете “Салафийа Банарас” начал издаваться ежемесячный журнал “Мухаддис”, выходящий на языке урду, меня назначили главным редактором этого журнала. Я занимал эту должность вплоть до 1988 г., пока не поступил на работу в Исламский Университет в г. Медина. За этот период я написал целый ряд статей о социологии, истории, политике и религии, которые одобрены общественностью. Хвала же за это надлежит одному Аллаху! Господи! Прими наши благодеяния и приумножь их самым прекрасным образом!

«Булюг аль-Марам» хафиза Ибн Хаджара. Краткая биография составителя сборника

Краткая биография составителя сборника Ибн Хаджара аль-‘Аскалани (по книге одного из его учеников шейх-уль-ислама ас-Сахави “ат-Тибр аль-Масбук фи Зейл ас-Сулук”) — Полное имя величайшего мусульманского богослова Ибн Хаджара аль-‘Аскалани – Абу аль-Фадль Ахмад ибн ‘Али ибн Мухаммад аль-Кинани аш-Шафи‘и. Он был выдающимся знатоком хадисов, учителем многих авторитетных мусульманских ученых, справедливым и уважаемым судьей, знаменосцем Сунны Пророка Мухаммада, мир ему и благословение Аллаха. Он родился в Египте в месяце ша‘бан в 773 году по мусульманскому летоисчислению. Его детство прошло на родной земле, где он выучил наизусть Коран, богословский труды “аль-Хави” и “аль-Мухтасар” Ибн аль-Хаджиба, а также многие другие сочинения. В сопровождении одного из опекунов он отправился в достопочтенную Мекку, где регулярно посещал уроки авторитетных богословов. Вскоре всевышний Аллах привил молодому Ахмаду любовь к хадисам, и он бросил все силы на изучение мусульманских преданий. Для этого он посещал уроки и лекции знатоков хадисов в Хиджазе, Шаме, Египте. Особенно важными в его жизни оказались десять лет, которые он провел рядом с аз-Зейном аль-‘Ираки. Его учителями также были аль-Балькыни, Ибн аль-Мулаккин и многие другие. Аль-‘Изз ибн Джама‘а обучил его Корану и Сунне, аль-Маджд аль-Фейрузабади – стилистике языка, аль-‘Амари – арабскому языку, аль-Бадр аль-Муштаки – литературе и поэзии. Несколько богословов обучало его правописанию. В присутствии ат-Танухи он читал наизусть часть Корана в семи чтениях. В нескольких школах Ибн Хаджар был способным учеником и основательно изучил все богословские науки. Наконец, мусульманские богословы признали его глубокие познания и разрешили ему преподавать священный Коран и хадисы, писать книги и издавать фетвы. Ибн Хаджар преподавал толкование священного Корана, мусульманское право и искусство проповеди в нескольких школах. Он читал проповеди в аль-Азхаре, кафедральной мечети ‘Амра и многих других местах. Среди его учеников было много признанных ученых, каждый из который стремился почерпнуть для себя что-то новое. Более двадцати одного года Ибн Хаджар занимался юриспруденцией. Вначале он выполнял обязанности судьи в Египте, а затем – в Шаме. Долгое время он отказывался от поста верховного судьи, однако 12 числа месяца мухаррам 827 года по мусульманскому летоисчислению ему пришлось занять этот пост. Спустя некоторое время он подал в отставку, но ему еще семь раз приходилось занимать этот важный пост. Последний раз он подал в отставку в 852 году по мусульманскому летоисчислению. Это был тот самый год, когда великий богослов скончался. Ибн Хаджар является автором ста пятидесяти трудов и сочинений, которые затрагивают почти все области исламской науки. Эти труды получили признание и известность еще при жизни автора. Многие из них были приобретены мусульманскими правителями и наместниками. Наибольшую известность получили следующие труды Ибн Хаджара: “аль-Исаба фи Асма ас-Сахаба” “Тахзиб ат-Тахзиб” “ат-Такриб” “Булуг аль-Марам мин Адиллат аль-Ахкам” “Та‘джиль аль-Манфа‘а би Риджаль аль-Арба‘а” “Муштабах ан-Нисба” “Тальхис аль-Хабир фи Тахридж Ахадис ар-Рафи‘и аль-Кабир” “Тахридж аль-Масабих” “Ибн аль-Хаджиб” “Тахридж аль-Кашшаф” “Итхаф аль-Махара” “аль-Мукаддама” “Базль аль-Ма‘ун” “Нухбат аль-Фикр ва Шархуха” “аль-Хисаль аль-Мукаффира” “аль-Кауль аль-Мусаддад фи Забб ‘ан Муснад аль-Имам Ахмад” “Диван аль-Хутаб” “Диван аш-Ши‘р” “Мулаххас ма Йукаль фи ас-Сабах ва аль-Маса” “ад-Дурар аль-Камина фи А‘йан аль-Миа ас-Самина”   Но самым выдающимся трудом Ибн Хаджара является книга “Фатх аль-Бари фи Шарх Сахих аль-Бухари”. Это – толкование известного сборника хадисов “аль-Джами‘ ас-Сахих” имама аль-Бухари. Эту книгу в полной мере можно назвать энциклопедией Сунны. Ибн Хаджар написал предисловие к этому труду в 813 году по мусульманскому летоисчислению. Спустя четыре года он начал работу над самой книгой, а завершил свой труд лишь в первых числах месяца раджаб 842 года по мусульманскому летоисчислению. По этому поводу…

Положение шейха аль-Албани в хадисоведении

— С именем Аллаха Милостивого, Милосердного! — Положение шейха аль-Албани в хадисоведении — Введение Хвала Аллаху – Господу миров, мир и благословение Аллаха нашему пророку Мухаммаду, членам его семьи и всем его сподвижникам! А затем: Воистину, положение шейха Мухаммада Насыруддина аль-Альбани (да смилуется над ним Аллах) в вопросах хадисоведения и прочих положений религии вещь, в которой не разногласят двое мусульман из числа сторонников Сунны. Однако в последнее время все чаще и чаще враги саляфии и заблудшие люди проталкивают в исламской среде идею о том, что якобы шейх аль-Альбани имел послабление в уточнении достоверности хадисов, а в частности именования хадиса хорошим (хасан), но был силен в именовании хадиса слабым (да’иф). Что его манхадж в хадисоведении противоречил манхаджу ранних мухаддисов, и т.п. К большому сожалению, эти идеи также стали проталкивать заблудшие проповедники, ложно причисляющие себя к знатокам религии, и в русскоязычной среде, говоря об этом где-то косвенно, а где прямо. Все это ложь! Что касается обвинения шейха в том, что его путь в вопросах хадисоведения противоречил пути саляфов, то слова и дела шейха аль-Альбани опровергают на корню это, ведь он сам не раз утверждал, что позднее поколение имамов, связанных с хадисами, должны следовать за ранними имамами в этом! Так, шейх аль-Альбани сказал: “Поздние поколения обязаны покориться усердию ранних имамов, следуя их исследованиям, усердию и научному мнению. Исключением может быть то, что для последующих стало ясным что-то очень весомое, что могло побудить их пойти в противоречие им”. См. “ад-Дурар фи масаиль аль-мусталях уаль-асар” 157, “Сильсилятуль-худа уа-ннур” 844. Что же касается того, что шейх аль-Альбани часто ошибался в том, что именовал слабые хадисы хорошими (хасан), то это также преувеличение! Ведь дело в том, что однозначного определения у «хорошего» хадиса нет среди мухаддисов, и это возвращалось всегда к иджтихаду того или иного ученого. Ведь хадис может быть хорошим сам по себе, а может быть таковым и в силу существования других усиливающих его хадисов. Кто-то считает, что этот хадис достигает степени хорошего, а кто-то считает, что он остается слабым и не усиливается. Чтобы хоть приблизительно понять это, хотелось бы процитировать слова имама аз-Захаби, который в своей работе относительно науки хадисоведения, давая определение хорошему (хасан) хадису, сказал: “В конкретизации определения этого термина есть неясность. Сказал аль-Хаттаби (в определении хорошего хадиса): «Это известный хадис, передатчики которого широко известные. Большинство хадисов вращаются на этом. Его принимают большинство ученых и опираются на него большинство факъихов». Это объяснение (аль-Хаттаби) не построено на границах определения, ибо достоверный хадис также попадает под это описание. Однако смысл хорошего (хасан) хадиса – это то, что не достигает уровня достоверного (сахих). Я говорю, что хороший хадис – это тот, который выше уровня слабого, но не достигает уровня достоверного. Если желаешь, можно перефразировать: Хороший хадис – это тот, который лишен слабого передатчика, и в таком случае он входит в число достоверных. В таком случае он будет из разряда достоверных хадисов, которые имеют степени, и хороший хадис до уровня достоверного. Можно сказать, что хороший хадис последний в степени достоверных. Что же касается ат-Тирмизи, то он был первым, кто конкретизировал такой вид хадисов под названием «хороший». Он упомянул, что под этим он подразумевает то, чтобы передатчик хадиса не обвинялся во лжи, чтобы не было в нем отклонения, и чтобы с подобным смыслом была другая передача. Однако это (определение) также проблематично исходя из того, что он (ат-Тирмизи) бывает, говорит на хадис: «Хороший, редкий. Мы не знаем его, кроме как лишь…

Биография шейха аль-Албани, да помилует его Аллах

— Шейх Мухаммад Насыру-д-дин аль-Албани —   Шейх Мухаммад Насируддин Ибн Нух Ибн Адам Наджати аль-Албани, да будет милостив к нему Аллах, родился в городе Шкодер, бывшей столице Албании, в 1333 году хиджры (в 1914 году по христианскому летоисчислению). Он был выходцем из бедной и религиозной семьи. Его отец, аль-Хадж Нух Наджати аль-Албани, получив шариатское образование в Стамбуле (Турция), вернулся в Албанию и стал крупным учёным-богословом ханафитского мазхаба. После того, как в Албании пришёл к власти Ахмет Зогу, и в стране стали распространяться идеи секуляризма, семья будущего шейха совершила хиджру (переселение ради спасения своей веры) в Дамаск (Сирия). Здесь он получил начальное образование в школе, которая в течение многих веков служила убежищем для всех людей, стремившихся к знаниям, а затем отец стал обучать его Священному Корану, правилам чтения Корана (таджвид), грамматике арабского языка, праву ханафитского мазхаба и остальным предметам исламского вероучения. Под руководством отца  мальчик выучил наизусть Коран. Кроме того, у шейха Саида аль-Бурхани он изучал книгу «Мараки аль-Фалях» (право ханафитского мазхаба) и некоторые труды по языковедению и риторике, одновременно посещая лекции многих выдающихся ученых, среди которых особенно следует выделить Мухаммада Бахджата Байтара и Изуддина ат-Танухи. У отца шейх аль-Албани также обучился ремеслу часовщика, преуспел в нем и стал известным мастером, чем и зарабатывал себе на жизнь. Вопреки возражениям отца сын занялся более глубоким изучением хадисов и смежных наук. Семейная библиотека, которая в основном состояла из различных трудов ханафитского мазхаба, не могла удовлетворить потребности и жажду знаний юноши. Не имея достаточных средств на приобретение многих книг, он брал их в знаменитой библиотеке Дамаска »Аз-Захириййа» либо был вынужден одалживаться у книжных торговцев. В то время он был настолько беден, что ему даже не хватало средств на покупку тетрадей. Поэтому он был вынужден подбирать на улице листы бумаги – зачастую это были выброшенные открытки – чтобы записывать на них хадисы. С двадцатилетнего возраста, находясь под влиянием статей из журнала »Аль-Манар», которые написал шейх Мухаммад Рашид Рида, где он выявлял степень достоверности хадисов в книге аль-Газали »Воскрешение наук о вере» через критику надёжности их цепочек передатчиков (иснадов), шейх аль-Албани начал специализироваться в хадисоведении и относящихся к этой области науках. Заметив в юноше признаки яркого ума, необычайных способностей, великолепную память, а также сильную тягу к обучению исламским наукам и хадисам, шейх Мухаммад Рагиб ат-Табах, историк и знаток хадисов г. Халеб, дал ему разрешение (иджаза) на передачу хадисов из своего сборника сообщений о достоверных передатчиках под названием »Аль-Анвар аль-Джалийа фи Мухтасар аль-Асбат аль-Халябийа». Кроме того, некоторое время спустя шейх аль-Албани также получил иджазу от шейха Мухаммада Бахджата Байтара, от которого цепочка передатчиков хадисов восходит к имаму Ахмаду, да будет милостив к ним Аллах. Первой хадисоведческой работой шейха явилась переписка рукописи и составление примечаний к монументальному труду крупнейшего знатока хадисов (хафиза) аль-‘Ираки »Аль-Мугни ‘ан-Хамли-ль-Асфар фи Тахридж ма фи аль-Ихийа мин-аль-Ахбар», который содержит около пяти тысяч хадисов. С этого момента и до конца своей жизни главной заботой шейха аль-Албани стало служение благородной науке о хадисах. Спустя некоторое время он стал известен в научных кругах Дамаска. Дирекция библиотеки »Аз-Захириййа» даже выделила ему специальную комнату для исследований и ключ от книгохранилищ библиотеки, где он мог работать с раннего утра до поздней ночи. Шейх аль-Албани настолько погрузился в науку о хадисах, что иногда закрывал свою часовую мастерскую и оставался в библиотеке по двенадцать часов в сутки, прерываясь лишь для совершения намаза. Довольно часто он даже не уходил из библиотеки, чтобы…

Биография Абу ‘Убайды ‘Амира ибн ‘Абдуллах ибн аль-Джарраха

— Абу ‘Убайда ‘Амир ибн ‘Абдуллах ибн аль-Джаррах, да будет доволен им Аллах! — С именем Аллаха Милостивого, Милосердного, и к нему прибегаем за помощью — Ибн аль-Джаррах ибн Хиляль ибн Ухайб ибн Дабба ибн аль-Харис ибн Фихр ибн Малик ибн ан-Надр ибн Кинана ибн Хузайма ибн Мудрика ибн Ильяс ибн Мудар ибн Низар ибн Ма‘адд ибн ‘Аднан аль-Къураши аль-Фихри аль-Макки. Один из числа тех, кто первыми приняли ислам, и из тех, кого (Абу Бакр) ас-Сиддикъ предлагал ансарам выбрать халифом и указал на него в день ас-Сакъифа из-за его полноценной пригодности (быть халифом) по мнению Абу Бакра[1]. Родословная Абу ‘Убайды совпадает с родословной пророка, да благословит его Аллах и приветствует, на аль-Фихре. Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, засвидетельствовал ему раем и назвал его “аминаль-умма”/доверенный уммы/[2] и его достоинства известны и многочисленны. Он передал небольшое количество хадисов и участвовал в знаменательных военных походах. От него передавали хадисы аль-‘Ирбад ибн Сария, Джабир ибн ‘Абдуллах, Абу Умама аль-Бахили, Самура ибн Джундаб, Аслям — вольноотпущенник ‘Умара, ‘Абду-р-Рахман ибн Гъаньм и другие. В «Сахихе» Муслима от него передан один хадис, в «Джами’/Сунан» Абу ‘Исы (ат-Тирмизи) — один хадис, а в «Муснаде» Бакъиййи от него передано пятнадцать хадисов. Хадис от него: ‘Абдуллах ибн Сурака передал со слов Абу ‘Убайды ибн аль-Джараха: «Я слышал, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, говорил: “Поистине, после Нуха не было пророка, который не предостерегал бы свой народ от Даджаля, и я, поистине, предостерегаю вас от него”. И посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, описал нам его и сказал: “Возможно, что тот, кто видел меня или слышал мою речь, застанет его”. (Сподвижники) спросили: “О посланник Аллаха, да благословит тебя Аллах и приветствует, какими будут наши сердца в тот день, такими как сегодня?” Он сказал: “Или лучше!”» Этот хадис передал ат-Тирмизи от ‘Абдуллы аль-Джумахи, и моя (аз-Захаби. — прим. пер.) цепочка до него соединяется, с меньшим количеством рассказчиков. Также он сказал: «В этой главе есть хадисы от ‘Абдуллы ибн Бусра и др. Этот хадис хороший неизвестный (гъариб)[3] из хадиса Абу ‘Убайды, да будет доволен им Аллах!»[4]. Ибн Са’д в (“ат-Табакъат”) сказал: «От Малика ибн Яхамира сообщается, что он, описывая Абу ‘Убайду сказал: “Он был человеком худощавым, с худощавым лицом, с редкой бородой, высокого роста, сутулым и с двумя сломанными зубами”». Сообщил нам Мухаммад ибн ‘Умар, рассказал нам Мухаммад ибн Салих от Язида ибн Румана, который сказал: «Ибн Маз’ун, ‘Убайда ибн аль-Харис, ‘Абду-р-Рахман ибн ‘Ауф, Абу Саляма ибн ‘Абдуль-Асад и Абу ‘Убайда ибн аль-Джаррах отправились и явились к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует. Он предложил им принять ислам и известил их о законоположениях ислама, и они в тот час же приняли ислам, а было это до того, как посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, (начал встречаться со своими сподвижниками) в доме аль-Аркама». Как передал ат-Табарани с хорошим иснадом от Абдуллы ибн Шаузаба, который сказал: «Отец Абу ‘Убайды выступил ему навстречу в день Бадра, но Абу ‘Убайда уходил от него, но когда он стал делать снова и снова, он убил своего отца». А в день Ухуда он храбро сражался, не жалея себя и в тот день он вырвал два кольца от кольчуги, которые вонзились в щеку посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, от удара, который он получил, но при этом (Абу ‘Убайда) потерял два зуба. Однако потеря им двух зубов лишь украсила его,…

Биография Са’ида ибн аль-Мусаййиба

Биография Са’ида ибн аль-Мусаййиба ибн Хазна аль-Курайши аль-Махзуми, да помилует его Аллах, хадисы которого приводятся во всех сборниках Сунны — Ибн Абу Вахб ибн ‘Амр ибн ‘Аиз ибн ‘Имран ибн Махзум ибн Яказа. Величайший имам, Абу Мухаммад аль-Кураши, аль-Махзуми, ученый жителей Медины и господин поколения последователей сподвижников своего времени. [1] Он родился через два года после начала правления ‘Умара, да будет доволен им Аллах! Говорят также, что он родился через четыре года после этого в Медине. Он видел ‘Умара и передавал хадисы от ‘Усмана, ‘Али, Зайда ибн Сабита, Абу Мусы, Са’да, ‘Аиши,Абу Хурайры, Ибн ‘Аббаса, Мухаммада ибн Маслямы, Умм Салямы, и других. Говорят также, что он слышал хадисы от ‘Умара. Он был мужем дочери Абу Хурайры и лучше всех знал о его хадисах. От него передавали хадисы многие люди и в их числе: ‘Ата аль-Хурасани, ‘Амр ибн Шу’айб, ‘Амр ибн Динар, Катада, аз-Зухри, Маймун ибн Михран, Яхйа ибн Са’ид аль-Ансари и многие другие. Он был выдающимся человеком в знании и поклонении. Мы передали некоторые хадисы через него по коротким цепочкам. Са’ид ибн аль-Мусаййиб передал от Абу Хурайры о том, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Лицемера отличают три признака: рассказывая [о чём-либо], он лжёт, обещая [что-либо], он нарушает [своё обещание], а когда ему доверяются, он предаёт». [2] Этот хадис с краткой цепочкой от нас (аз-Захаби) до Са’ида. В нем довод на то, что эти качества являются большими грехами. Его передал Муслим со слов Абу Насра ат-Таммар, передавшего от Хаммада ибн Салямы. ‘Абдуль-‘Азиз ибн аль-Мухтар передал от ‘Али ибн Зайда, сообщившего от Са’ида ибн аль-Мусаййиба ибн Хазна о том, что его дед Хазн, прибыл к Пророку, да благословит его Аллах и приветствует, и тот спросил: «Как тебя зовут?» Он ответил: «Хазн» [3]. Тогда он сказал: «Нет, наоборот, ты Сахль!» [4] (Хазн) сказал: «О посланник Аллаха, это имя мне дали мои родители и люди узнают меня по нему». И Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, промолчал. Са’ид сказал: «И с того момента трудность не покидала наш род». Этот хадис является отосланным (мурсаль) [5], однако, на отосланные хадисы от Са’ида опираются в качестве довода. Но ‘Али ибн Зайд не является доводом. Что касается хадиса, который передается с непрерывным достоверным иснадом, то его текст таков: «Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал ему: “Как тебя зовут?” Он ответил: “Хазн”. (Пророк, да благословит его Аллах и приветствует,) сказал: “Ты Сахль”. Тогда он сказал: “Я не буду менять имя, которым нарек меня отец”». Са’ид сказал: «И позже эта трудность была всегда присуща нам». Абу Хармаля передал, что Ибн аль-Мусаййиб сказал: «Я не пропускал коллективную молитву в течение сорока лет».

Последователь сподвижников Абу Къиляба аль-Джармий

История о смерти Абу Къилябы аль-Джармий, одного из последователя сподвижников пророка. — Ибн Хиббан в своем известном труде «ас-Сикъат» упоминает следующую историю, переданную со слов ‘Абдуллы ибн Мухаммада: — Однажды я, в составе группы мурабитов (пограничников), вышел для охраны прибрежной полосы аль-‘Ариша . Когда я добрался до места назначения у моря, то им оказалась пустынная долина, посреди которой стояла одинокая палатка. В палатке находился мужчина, ноги и руки которого были парализованы, а сам он был практически глух и слеп. Единственный его орган, который мог принести ему пользу, был язык, поскольку я услышал, как он говорил: «О Аллах, внуши мне такое восхваление Тебя, благодаря которому я бы смог сполна отблагодарить Тебя за Твои благодеяния ко мне, которыми ты высоко превознес меня над многими из Своих творений!» Услышав эти слова, я сказал сам себе: — Клянусь Аллахом, я, во что бы то ни стало, пойду к этому человеку и обязательно спрошу его: «Куда, такому как он, говорить подобное: быть может, он обладает каким-то незаурядным пониманием, знанием, или получает внушения от Аллаха?» Я подошел к нему, поприветствовал и спросил: — Я слышал как ты говорил такие слова: «О Аллах, внуши мне такое восхваление Тебя, благодаря которому я бы смог сполна отблагодарить Тебя за Твои благодеяния ко мне, которыми ты высоко превознес меня над многими из Своих творений!» и хочу спросить: «За какое из благодеяний Аллаха к тебе ты восхваляешь Его, и чем Он возвысил тебя над остальными, что тебе следует благодарить Его?!» На что он ответил: «Разве ты сам не видишь того, что сделал мой Господь для меня?! Клянусь Аллахом, если бы Он низверг на меня огонь с небес, который сжег бы меня, обрушил бы на меня горы, и велел бы морям скрыть меня в своей пучине, а земле поглотить меня, то и это не побудило бы меня ни к чему, кроме как к еще большей благодарности за ту милость, которой Он почтил меня! За милость языка, который у меня остался! Однако, о раб Аллаха, раз уж ты пришел ко мне, то я хочу обратиться к тебе с просьбой. Ты видишь, в каком положении я нахожусь. Сам я не в состоянии причинить себе ни вреда, ни пользы, но со мной живет сын, который заботится обо мне, когда наступает время молитвы, он помогает мне совершить омовение, кормит меня, когда я проголодаюсь и поит, когда я хочу пить. Так вот, уже три дня как я не знаю, где он находится. Разыщи его для меня, да смилуется над тобой Аллах!» Я сказал: «Клянусь Аллахом, никто из тех, кто помогает людям с их нуждами, не удостоится большей награды, чем тот, кто возьмет на себя решение проблем подобного тебе!» и отправился на поиски его сына. Не успел я отойти далеко, как оказавшись меж песчаных дюн, увидел перед собой тело мальчика, растерзанного диким зверем. Я сказал: «Воистину мы принадлежим к Аллаху и к Нему вернемся!» и стал думать, откуда же взять мягкие и деликатные слова, чтобы сообщить этому человеку о столь печальном известии. И пока я шел в направлении его палатки, на ум мне пришла история, произошедшая с пророком Аййюбом, мир ему… Я вошел к нему и поприветствовал его снова, а он, ответив на мое приветствие, сказал: «Ты тот самый человек, с которым я беседовал давеча?» Я сказал: «Да, это именно я». Он спросил: «Что тебе удалось сделать в ответ на мою просьбу?» — я же задал ему встречный…

История о том, как Умар ибн аль-Хаттаб принял Ислам

Ислам принимает ‘Умар бин аль-Хаттаб, да будет доволен им Аллах     Он принял ислам в месяце зу-ль-хиджжа шестого года от начала пророчества (Ибн аль-Джаузи, “История Умара бин аль-Хаттаба”, с.11.) через три дня после того, как это сделал Хамза, да будет доволен им Аллах. Посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, уже давно обращался к Аллаху Всевышнему с мольбами о том, чтобы он принял ислам. Ат-Тирмизи приводит хадис Ибн Умара, да будет доволен Аллах ими обоими, который он называет достоверным, а ат-Табарани приводит хадис, передаваемый со слов Ибн Мас‘уда и Анаса, да будет доволен Аллах ими обоими, и в обоих этих хадисах сообщается, что однажды Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, обратился к Аллаху с нижеследующей мольбой: “О Аллах, укрепи ислам тем из двоих, кого Ты больше любишь: Умаром бин аль-Хаттабом или Абу Джахлем бин Хишамом!” – и оказалось, что больше Аллаху угоден ‘Умар, да будет доволен им Аллах. “Сунан” ат-Тирмизи, “Главы о достоинствах. Достоинства Умара бин аль-Хаттаба”, 2/209. Изучение всех сообщений, где говорится о принятии им ислама, показывает, что ислам проникал в его сердце постепенно, однако прежде чем излагать основные детали этого, мы считаем необходимым упомянуть о том, какие чувства испытывал ‘Умар, да будет доволен им Аллах. ‘Умар, да будет доволен им Аллах, был известен своей вспыльчивостью и силой, и мусульмане нередко страдали от наносимых им всевозможных обид. Ясно, что в душе его боролись противоречивые чувства. С одной стороны, он придерживался традиций, начало которым положили предки арабов, и часто предавался пьянству и всевозможным развлечениям. Вместе с тем его удивление вызывала твёрдость мусульман и то, как стойко они переносили все невзгоды ради своего вероучения, а кроме того, его разум, как и разум любого другого человека, который мог оказаться на его месте, испытывал сомнения, допуская, что на самом деле ислам может являться чем-то более великим и чистым, и из-за этого время от времени он впадал в возбуждение, но быстро остывал, о чём сообщает Мухаммад аль-Газали. Мухаммад аль-Газали, “Фикх ас-сира”, с. 92–93. Суть всех сообщений о том, как ‘Умар, да будет доволен им Аллах, принял ислам, сводится к следующему. Однажды он решил заночевать вне своего дома, пришёл в харам и зашёл за покров Каабы. В это время Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, который стоял рядом и совершал молитву, начал читать аяты суры “Судный день”. ‘Умар, да будет доволен им Аллах, стал слушать слова Корана, ему это понравилось и он сказал себе: “Клянусь Аллахом, он – поэт, как и говорят курайшиты!”. Когда пророк, да благословит его Аллах и приветствует, прочитал слова Аллаха: “… поистине, это – слова благородного посланника, ~ а не слова (какого-то) поэта: мало вы веруете!”. (“Судный день”, 40–41), он сказал себе: “Он – прорицатель!». После этого Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, прочитал нижеследующие аяты: “И (это) не слова прорицателя: мало вы поучаетесь! ~ (Это –) ниспослание от Господа миров, ~ а если бы он приписал Нам что-нибудь несообразное, ~ то Мы непременно схватили бы его за правую руку, ~ после чего непременно перерезали бы ему аорту, ~ и не нашлось бы из вас удерживающих ! ~ Поистине, он – наставление для богобоязненных, ~ и, поистине, знаем Мы, что есть из вас отвергающие (его), ~ и, поистине, (станет) он горем для неверных ~ и, поистине, он – несомненная истина, ~ так славь же имя твоего Великого Господа!” (“Cудный день”, 42–52), – а потом ‘Умар, да…

аш-Ша’би ‘Амир ибн Шарахиль

Имам аш-Ша’би ‘Амир ибн Шарахиль — Биография Аш-Ша‘би, ‘Амира ибн Шарахиля ибн ‘Абд ибн Зу-Кибар (рахимахуЛлах), хадисы которого приводятся во всех сборниках Сунны. — Из книги имама аз-Захаби «Сияр а’лям ан-нубаля» (с дополнениями из других источников). — Зу-Кибар — один из королей Йемена, имам, выдающийся ученый своего времени — Абу ‘Амр аль-Хамданий, затем аш-Ша‘би. Говорят, что его звали ‘Амир ибн ‘Абдуллах, а его мать была пленницей, захваченной в Джалуля [1]. — Его рождение. — Он родился во времена ‘Умара ибн аль-Хаттаба, через шесть лет после начала его правления, как об этом сказано в одном из риваятов. Говорят, что он родился в 21-м году хиджры, о чем сказал Шабаб. Сражение при Джалуля произошло в семнадцатом году. Ибн ‘Уейна передал от Сариййи ибн Исма‘иля о том, что аш-Ша‘би сказал: «Я родился в год Джалуля».Однако этот риваят является отвергаемым, так как на ас-Сариййа не опираются, из-за того что его обвиняли во лжи. Передают со слов Ахмада ибн Юнуса: «Аш-Ша‘би родился в двадцать восьмом году». Близким к этому является риваят Хаджаджа аль-А‘вара, переданного от Шу‘бы. Он сказал: «Абу Исхак сказал мне: «Аш-Ша‘би старше меня на год или два»». Я (аз-Захаби) говорю: «Абу Исхак родился после тридцать второго года». Мухаммад ибн Са‘д сказал: «Он из Химйара и его считают хамданитом». Я (аз-Захаби) говорю: «Он видел ‘Али, да будет доволен им Аллах, и совершал за ним молитву. Он слышал хадисы от группы старших сподвижников». Он передавал хадисы от Са‘да ибн Абу Ваккаса, Са‘ида ибн Зайда, Абу Мусы аль-Аш‘ари, ‘Ади ибн Хатима, Усамы ибн Зайда, Абу Мас‘уда аль-Бадри, Абу Хурайры, Абу Са‘да, ‘Аиши, Джабира ибн Самуры, Ибн ‘Умара, ‘Имрана ибн Хусайна, аль-Мугиры ибн Шу‘ба, ‘Абдуллы ибн ‘Амра, Джарира ибн ‘Абдуллах, Ибн ‘Аббаса, Ка‘ба ибн ‘Уджры, ‘Абду-р-Рахмана ибн Самура, Самуры ибн Джундаб, ан-Ну‘мана ибн Башира, аль-Бары ибн ‘Азиба, Зайда ибн Аркама, Бурайды ибн аль-Хусайба, аль-Хасана ибн ‘Али, Джабира ибн ‘Абдуллах, Маймуны, Умм Салямы, Асмы бинт ‘Умайс, Фатимы бинт Кайс, Умм Хани, ‘Абдуллы ибн Абу Ауфа, ‘Абдуллы ибн Зайда аль-Ансари, ‘Абду-р-Рахмана ибн Абзы, ‘Абдуллы ибн аз-Зубайра, аль-Микдама ибн Ма‘дикариба, ‘Ауфа ибн Малика аль-Ашджа‘и, Анаса ибн Малика и других сподвижников. Также он передавал от ‘Алькамы, аль-Асвада, аль-Хариса аль-А‘вара, ‘Абду-р-Рахмана ибн Абу Лейлы, судьи Шурайха и других. От него передавали хадисы: аль-Хакам, Хаммад, Абу Исхак, Дауд ибн Абу Хинд, Ибн ‘Аун, ‘Асым аль-Ахваль, Макхуль аш-Шами, ‘Ата ибн ас-Саиб, Муджалид, Ибн Абу Лейля, Абу Ханифа, Абу Бакр аль-Хузали и другие. — Его племя. — Тех из них, которые жили в Куфе, называли ша‘би. Тех из них, кто проживал в Египте, называлиаль-‘Уш‘уби. Тех, которые проживали в Йемене, называли али Зи-ша‘байн, а тех, которые были из аш-Шама, называли аш-Ша‘бани. Аль-Хаким Абу ‘Абдуллах сказал: «Сыновья ‘Али ибн Хассан ибн ‘Амр были из числа родственников ‘Амира аш-Ша‘би, и присоединились к племени хамдан. Аш-Ша‘би был маленьким близнецом, и он говорил: «Я был стесненным во чреве матери»». (Аль-Хаким Абу ‘Абдуллах) сказал: «Он поселился в Медине (и оставался там), в течение восьми месяцев, скрываясь от Мухтара. Там он слышал хадисы от Ибн ‘Умара, научился математике у аль-Хариса аль-А‘вара. Он был хафизом и ничего никогда не записывал». Ибн Са‘д сказал: «Рассказал нам ‘Абдуллах ибн Мухаммад ибн Мурра аш-Ша‘бани, который сказал: «Рассказали мне некоторые шейхи из племени ша‘бан, среди которых Мухаммад ибн Абу Умаййа, который был ученым, о том, что жителей Йемена постиг дождь, смывший какое-то место. Там появилась арка, под которой показалась каменная дверь. Когда сломали замок (этой двери) и вошли туда, оказалось, что там был большой зал, где стояло ложе из золота, на котором лежал какой-то мужчина. Когда мы измерили его (рост), он составлял двенадцать пядей.…